Американская глубинка в


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «mr_logika» > Американская глубинка в кривом зеркале Рэя Брэдбери. "Вино из одуванчиков".
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Американская глубинка в кривом зеркале Рэя Брэдбери. «Вино из одуванчиков».

Статья написана 24 февраля 2020 г. 14:54

«Вино из одуванчиков»
Издательство: М.: Э, 2015 год, 4000 экз.
Формат: 84x108/32, твёрдая обложка + супер, 544 стр.
ISBN: 978-5-699-83975-9
Серия: Библиотека всемирной литературы

Комментарий: Сборник избранных романов.

«Интересно, интересно жить, Ингер. Сколько страха и красоты! А от смеха иногда помираешь! Плакать же — стыдно.»

Александр Грин «Дьявол Оранжевых Вод».

Роман начинается с важнейшего события в жизни двенадцатилетнего мальчика. Дуглас Сполдинг впервые осознаёт, что он живой. Возможно, если бы младший брат Дугласа Том, без причины набросившийся на него в лесу, не заехал ему по зубам, это знание пришло бы к Дугласу позже, но всё равно пришло бы, все дети так или иначе приходят к этому открытию; но куда интереснее в этом эпизоде поведение десятилетнего Тома. Не следует ли этого мальчика показать психиатру? Отец, который всё видел, только смеётся. Так начинается предпоследнее для семьи Сполдингов счастливое лето. В октябре следующего года страна начнёт затяжной прыжок в пропасть экономического кризиса, и одному богу известно, как переживут его герои романа. Но пока до этого ещё далеко, и только страшная жара в середине лета 1928 года (Дуглас едва не умер от солнечного удара) напоминает, что в любой момент может разразиться гроза.

Бессмысленная драка в начале не единственная странность в этом сильно перехваленном романе. Удивляет полное отсутствие негров в городе с населением 26 тысяч 349 человек*. Они там, конечно, есть, но Автор их сознательно в упор не видит даже глазами детей, почему-то не желая касаться расовой проблемы. Нет у него желания портить чёрными мазками картину, напоминающую радостные и яркие пейзажи импрессионистов. Или такая вот мелочь, как домашние животные. В доме Сполдингов есть собака (ни породы, ни клички), до которой мальчикам нет никакого дела, и вообще в городе нет животных, кроме бездомных собак и лошади мистера Джонаса, попавшего в Гринтаун определённо из мира сказок Андерсена. Неужели Автор не знал о той огромной роли, которую играет в воспитании общение детей с домашними животными? И да, скорее всего, не знал, как не знал и о том, какую роль играет в жизни маленьких городков США церковь. Не может такого быть, чтобы у постели умирающей 90-летней женщины не присутствовал священник, но тем не менее его там нет. Не может быть и того, что в населённом пункте, расположенном на берегу большого озера, никто не ловил рыбу с лодки, каковое занятие, называемое рыбалкой, не могло остаться без внимания со стороны мальчишек, а ведь они в сущности не занимаются всё лето почти ничем, кроме бесконечной беготни с воплями по всему городку и редких разговоров со стариками.

А разве не странно выглядит удивительная напряжёнка в городе по части красивых девушек? Самой красивой считается тридцатитрёхлетняя (!) Лавиния Неббс, реальный кандидат в старые девы, а её подруга, которая могла бы с Лавинией конкурировать, только что найдена в овраге, задушенная маньяком. Но эти общегородские мелочи ничто в сравнении со странностями отдельных персонажей романа. Вот какой совет даёт находящаяся в здравом уме при отличной памяти 95-и летняя мисс Лумис журналисту Уильяму Форестеру (своей только что найденной родственной душе), снимающему комнату в доме Сполдингов, — «... постарайтесь умереть, пока вам не исполнилось пятьдесят.» Понять её можно, ведь она упустила в своей жизни главное — любовь, но на основании какого расчёта она желает этому хорошему человеку ранней смерти? Ведь совпасть во времени в будущей жизни можно только случайно. Или по воле бога, в которого они оба не верят.

Ещё более странным кажется главный одуванчиковый винодел и по совместительству глава семьи Сполдингов, который в романе называется исключительно дедушкой**. Предварительно необходимо сообщить читателям то, чего не удосужился сделать Автор. А именно кто такая тётя Роза. Элементарные соображения приводят к выводу, что это сестра матери братьев Дугласа и Тома и что она не приходится дочерью дедушке и бабушке. Когда тётя Роза внезапно разрушает царящую в доме идиллию***, которая держится главным образом на сверхъестественном кулинарном таланте бабушки (один из немногих элементов фантастики в романе****; как бабушка справляется, совершенно непонятно, она умудряется ещё и подметать и мыть пол на веранде, невестка ей помогает, но очень мало), этот замечательный дедушка инициирует совершенно хамское выдворение бедной доброй женщины из дома прямо на железнодорожный вокзал. Хорошо ещё, что о билете на поезд позаботился. А ведь не нужно быть даже трёх пядей во лбу, не говоря уже о семи, чтобы придумать другой, более человеческий способ улаживания конфликта. В связи с этим инцидентом начинает казаться, что дедушка работает в типографии отнюдь не наборщиком или грузчиком, а едва ли не её владельцем. Есть намёк в романе, что и сын дедушки (отец Тома и Дугласа) тоже человек в городе далеко не последний. Семья очень богатая, что ясно уже из сервировки стола (сплошное серебро) и количества едоков за столом, где кроме кучи родственников присутствуют ещё и мимоходом упомянутые нахлебники (!). И сразу после отъезда тёти Розы в ночь с субботы на воскресенье дедушка откалывает ещё одну выдающуюся шутку. В благодарность за возвращение вышеупомянутой идиллии он преподносит бабушке большой и тяжёлый том Шекспира из домашней (!) библиотеки (бабушка вряд ли знала про этот том, ей последние сорок лет не до библиотеки, вся её жизнь прошла на кухне) со словами: «Бабушка, сделай милость, приготовь нам завтра [на самом деле сегодня, т. к. дело происходит в половине четвёртого ночи — примечание моё] на ужин эту превосходную книгу. Я уверен, завтра в сумерки, когда она попадёт на обеденный стол, она станет нежной, сочной, поджаристой и мягкой, как грудка осеннего фазана». Бабушка приняла дар и заплакала от радости. Юмор Брэдбери здесь, возможно, в том, что, по его мнению (и мнению дедушки), из Шекспира можно приготовить любое блюдо, если талант повара равен таланту этого гения. Здесь дедушка слегка реабилитирует себя в глазах читателей, но лишь слегка, поскольку даже шекспировского уровня юмор не может отменить тот факт, что дедушка, мягко говоря, не джентльмен. Пример для внуков, однако. И в один из пасмурных зимних дней, распивая вместе с дедушкой очередную бутылочку вина из одуванчиков, Дуглас скажет — а ведь это тот самый день, когда мы выпроводили на выход с вещами нашу дорогую тётушку Розу....

Всё, что до сего дня написано об этой книге, это только общие слова о счастливом детстве, о мудрых и необычных стариках и волшебных свойствах вина из одуванчиков. Но всё это лежит на поверхности, хотя, конечно, придаёт книге вполне естественное очарование. Особенно если не помнить, в какой благополучной стране живут братья Сполдинги, в стране, где всего-навсего год назад таким же одуванчиковым летом (23 августа 1927 г.) в штате Массачусетс были посажены на электрический стул двое невиновных рабочих (суд присяжных состоял из таких же обывателей, какими населён Гринтаун). Роман Брэдбери многослойный, и кое о чём, не сразу заметном, я уже рассказал.

И вот ещё некоторые интересные детали. Во-первых, стакан лимонада. Это тот эпизод, где сначала в доме Лавинии кто-то откашлялся в темноте у неё за спиной, после чего на следующий день из её дома был вынесен труп мужчины, заколотого ножницами. Так вот, стакана там, где видит его Лавиния (на столе на веранде) не должно было быть. Перед уходом из дома в кино Лавиния пила лимонад из высокого фужера (см. ниже) и оставила его на столе. А вернувшись из кино, увидела стакан. Но осознать, что из этого следует, не успела, хоть и начала понемногу догадываться. Из этого стакана мог пить лимонад только тот, кто прятался в доме Лавинии, задушив Элизабет Рэмсел и надеясь, что Лавиния не пойдёт ночью домой через овраг. И это мог быть только Душегуб. Мальчишки же убедили себя, что убитый кто-то другой, в противном случае всё лето полетело бы вверх тормашками, ведь при живом Душегубе гулять по городу ночью гораздо интереснее.

Правду знает только самый умный — Том. Действительно, по ходу повествования не остаётся сомнений в умственном превосходстве Тома над старшим братом. Это замечает и журналист Форестер, который рассказывает историю своих отношений с мисс Лумис именно Тому, а не Дугласу, который присутствовал при их знакомстве в аптеке и принёс журналисту весть о смерти этой женщины.*****

Во-вторых, книги пересылаются по почте без упаковки. Это просто поражает воображение того, кто часто (да и редко тоже) отправляет и получает книги почтой. Как же аккуратны и честны должны быть в США почтовые работники и перевозчики почты! Хотите — верьте, хотите — проверьте. Может быть, это так же верно, как и сообщаемая на следующей странице скорость движения земли (напечатано с маленькой буквы) — «шестьдесят триллионов миль в секунду».

Есть в романе и другие загадки. Например, история с наездом зелёной машины на мистера Куотермейна, чему оказался свидетелем вездесущий Дуглас Сполдинг (кстати, отлично изображённый в 1967 году Юло Соостером). Есть основания утверждать, что этот мистер остался в живых, а вот то, что зелёная машина — электромобиль (это в 1928 году), вызывает большие сомнения и отсылает любознательного читателя к истории этого вида транспорта.

Остаётся объяснить, почему судьба Дугласа (только его, не Тома) не кажется мне благополучной, хотя продавец обуви мистер Сэндерсон не согласился бы со мной. «Чтобы стать мужчинами, мальчишки должны странствовать, всегда, всю жизнь странствовать.» Хорошая мысль, правильная. Но, если в представлении Дугласа к школе тянется тропа «заросшая, капризная, извилистая», «а та, прямая как стрела, — к субботним утренникам, где показывают ковбойские фильмы», то какие же предстоят ему странствия? Те, которые больше напоминают бродяжничество? Настоящие странствия доступны только хорошо образованному человеку и только для такого человека они имеют смысл. Надеюсь, эта мысль тоже понятна.

Можно ещё долго говорить об этой, несомненно выдающейся книге (за «кадром» остались такие любопытные личности, как умершая этим летом 90-летняя прабабушка, чинившая велосипеды и ремонтировавшая черепичную крышу каждый апрель, полковник Фрилей, забывший, на чьей стороне он воевал в Гражданскую войну (!), мистер Джонас с его лечебным воздухом в бутылках, более чудодейственным, чем вино из одуванчиков ...) но сказанного достаточно, чтобы те, кто её ещё не читал, поставили бы жирную птицу напротив её названия. Но, пожалуйста, не очень жирную! Есть по крайней мере ещё две команды, которым гринтаунские мальчики проигрывают — это команда Тимура Гараева и команда Тома Сойера.

Несколько замечаний по переводу.

Высокий фужер — это в переводе Кабалевской. В переводе Оганяна в обоих случаях — стакан, что вообще обессмысливает интригу. Стакан был, стакан и остался, чего же тогда испугалась Лавиния, увидев его?

Далее: в переводе Оганяна за столом у Сполдингов сидят не нахлебники, а постояльцы, что неправдоподобно. Чего ради эта большая семья станет обедать вместе с постояльцами (квартиросъёмщиками по нашему) т. е. полностью чужими людьми?

Если добавить к этому то, что у Оганяна прозвище маньяка не Душегуб, а Неприкаянный (что за чушь? чем Душегуб не устраивал?!), то напрашивается мысль — как мало нужно затратить усилий переводчику, чтобы превратить давно уже известное читателям произведение в нечто другое, просто таки вынудив читателя обратиться к оригиналу даже при плохом знании английского.

*) Автор приводит эту цифру, разумеется, не на полном серьёзе. Это выглядит как данные на какой-то конкретный день, поскольку в романе количество жителей города постоянно только уменьшается. О городе Гринтауне кроме численности населения и того, что он выдуман Автором, известно совсем мало. Пожалуй, только то, что он находится на берегу озера Мичиган в 80 милях от города Милуоки (штат Висконсин), чего категорически не может быть, т. к. в этом случае он (Гринтаун) оказался бы на территории Чикаго. И ещё — там растут персики, арбузы и виноград, что не удивительно, ведь штат Иллинойс находится на широте Азербайджана.

**) Имена Брэдбери дал только детям и второстепенным членам этой семьи. Это недействующее лицо дядя Берт, тётя Роза и некий Лео, о котором вообще ничего не известно кроме того, что это не изобретатель Машины Счастья, тоже Лео, но не Сполдинг, а Ауфман.

***) Почему сестра не предупредила Розу, что кухня это табу, Автор не говорит, но легко догадаться, что просто не успела, т. к. не ожидала подобного. Случившееся было огромным неприятным сюрпризом для всех, даже для дедушки.

****) Ещё один такой элемент — Машина Счастья Лео Ауфмана, которая очень быстро перегрелась и за ненадобностью сгорела. Оказывается для счастья никакая машина не нужна, счастье — оно в родном доме, любящей жене и замечательных детях. Ну и ещё упоминавшийся выше адерсеновский персонаж мистер Джонас.

*****) Форестер, естественно, не может открыть Тому тайну голубого конверта, мальчик всё же слишком мал для столь низких истин. У читателя же не остаётся никаких сомнений в том, что в письме мисс Лумис сообщила Уильяму о том, что завещала ему своё немалое состояние, а, судя по тому, что она занималась благотворительностью, оно таки и в самом деле вполне приличное. У неё ведь нет наследников и это была её последняя благотворительная акция. Ничего другого тут просто не может быть. И ещё, хочется думать, она написала, что пошутила, пожелав ему недолгой жизни. Ведь она и в самом деле пошутила. Кончалось же письмо просьбой почаще заказывать лимонное с ванилью.

Всё-таки мне кажется, Форестер обманул, конечно не преследуя корыстных целей, несчастную мисс Лумис. Будь он в самом деле таким романтиком, каким ей представился, разве сидел бы он в 31 год в редакции третьесортной провинциальной газетёнки, да ещё в такой жуткой дыре как Гринтаун? Талантливому журналисту, а к мнению мисс Лумис невозможно не прислушаться, открыты все пути. Не верится что-то в его желание подставляться под пули ночью в Марокко.





998
просмотры





  Комментарии


Ссылка на сообщение24 февраля 2020 г. 17:04
Большое спасибо, действительно, то, на что вы обратили внимание — совсем не на поверхности! Эх, каюсь, не очень серьезно отнеслась в свое время к этому произведению — очень уж оно не типичное для Брэдбери...Еще раз спасибо!
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение24 февраля 2020 г. 18:05
Стараюсь писать так, чтобы было интересно, не скучно читать. И чтобы было доходчиво, поэтому много пояснений в сносках.


Ссылка на сообщение24 февраля 2020 г. 20:40

цитата mr_logika

Удивляет полное отсутствие негров в городе с населением 26 тысяч 349 человек*. Они там, конечно, есть, но Автор их сознательно в упор не видит даже глазами детей, почему-то не желая касаться расовой проблемы.

А вот совсем не факт, что они там есть. Штат Иллинойс, Средний запад, маленький захолустный городок, 20-е годы 20-го века. Что там спрашивается, делать неграм? Нет, я вполне допускаю, что пара-тройка семей там и в самом деле имеется. Но это совсем не означает, что подросток сталкивается с ними достаточно часто, чтобы поместить их в сюжет. И, тем более, задумываться над расовой проблемой.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение24 февраля 2020 г. 23:22

цитата avsergeev71

подросток сталкивается с ними достаточно часто, чтобы поместить их в сюжет. И, тем более, задумываться над расовой проблемой.
Удивительно наивное понимание моих слов. Автор должен был показать общение подростков или взрослых с неграми, чтобы над проблемой задумался читатель. Не подросток из романа, а читатель-подросток.
А негров на Севере через 60 лет после войны скопилось много, там им легче было жить. Сначала они бежали с Юга, потом к ним приезжали друзья и родные. Доказать это не могу, т. к. не имею результатов переписи населения в этом штате в этот период. Просто мне так кажется.
 


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 00:14

цитата mr_logika

Автор должен был показать общение подростков или взрослых с неграми, чтобы над проблемой задумался читатель.

Очень странная постановка вопроса. Кому должен то? Мне вот автор ничего не должен. %-\
Когда я хочу подумать над проблемой негров, я читаю «Хижину дяди Тома». ;-)
 


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 00:21

цитата avsergeev71

я читаю «Хижину дяди Тома».
и узнаёте о проблемах негров середины 19 века.
 


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 00:27
Поверьте, мне этого вполне достаточно. «Вино из одуванчиков» я читаю совсем по иной причине.


Ссылка на сообщение24 февраля 2020 г. 23:58

цитата mr_logika

Удивляет полное отсутствие негров в городе с населением 26 тысяч 349 человек*
Про «закатные города» слышали? Это первое.
А второе — Вы совершенно зря рассматриваете «Вино из одуванчиков» в отрыве от остального Гринтаунского цикла. Рассказ «Большая игра между чёрными и белыми» датируется 1945 годом.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 00:16

цитата Славич

«закатные города»
Я писал «рецензию» не на весь гринтаунский цикл. Поэтому, писал о том, что прочитал в одном конкретном романе. Возможно, Брэдбери и в самом деле изобразил в «Вине из одуванчиков» свой любимый «закатный» город, только что в этом хорошего?
Брэдбери не любил «черномазых»? Что известно о его личном отношении к расовой проблеме? По-моему, этот роман даёт намёк на ответ.
 


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 00:22

цитата mr_logika

Брэдбери не любил «черномазых»? Что известно о его личном отношении к расовой проблеме? По-моему, этот роман даёт намёк на ответ.

Убей не пойму, причем здесь расовая проблема? Вы хотите сказать, что книга любого американского автора должна в числе прочих проблем затрагивать проблему негров в США что ли? %-\
Мне вот вообще сдается, что современники автора никакой «расовой проблемы» в упор не видели в то время. Они родились в тогдашней реальности, и воспринимали ее, как должное.
И вообще не кажется ли вам странным, оценивать произведение с точки зрения, освещается ли в нем расовая проблема или нет?
 


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 00:26

цитата avsergeev71

Вы хотите сказать
Не любого, а этого. И достаточно толочь воду в ступе. Я рад, что больше в моей статье не нашлось к чему придраться.
 


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 00:28

цитата mr_logika

Я рад, что больше в моей статье не нашлось к чему придраться.

Все остальное очень познавательно. Действительно, очень тонкие наблюдения.
Колонка ваша, — не смею более надоедать. :beer:
 


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 00:28

цитата avsergeev71

освящается ли в нем расовая проблема
Слава богу, что хоть не освящается!
 


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 17:56

цитата mr_logika

Брэдбери не любил «черномазых»? Что известно о его личном отношении к расовой проблеме? По-моему, этот роман даёт намёк на ответ.
Я и говорю: читайте другие рассказы Гринтаунского цикла, в том числе самый первый, «Большая игра между чёрными и белыми». Тогда не будет нелепых и алогичных претензий.
Самое простое объяснение, почему в романе «Вино из одуванчиков» негров нет, состоит в том, что о проблеме межрасовых отношений автор уже писал и не захотел повторяться.
 


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 18:12

цитата Славич

читайте другие рассказы Гринтаунского цикла, в том числе самый первый, «Большая игра между чёрными и белыми». Тогда не будет нелепых и алогичных претензий.
Прочитаю. А ещё есть у меня нелепые претензии, кроме этой?
 


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 18:21
Настолько нелепых — нет.:-)
Есть спорные моменты.

цитата

Не может такого быть, чтобы у постели умирающей 90-летней женщины не присутствовал священник, но тем не менее его там нет.
В принципе такое возможно. Если учесть, насколько многообразной была религиозная жизнь в США конца 1920-х годов. У некоторых конфессий вовсе нет института священства, у других просто не принято, чтобы священник подходил к постели умирающего. Кроме того, пастор мог сам заболеть или уехать из города в неподходящий момент — можно найти десятки объяснений.
 


Ссылка на сообщение10 марта 2020 г. 23:17

цитата Славич

«Большая игра между чёрными и белыми»
Прочитал. Жаль, что этот рассказ не входит в состав «Вина из одуванчиков». Если это по воле Брэдбери, то понятно, почему он так поступил. Всех или многих из этих негров надо было как-то встроить в роман, а это было очень сложно сделать. В результате — куча вопросов.


Ссылка на сообщение24 февраля 2020 г. 23:59
Почему кажется? Мне трудно представить американский город с населением более 25 тысяч без негров. Низкооплачиваемой работы в таком городе было полно, не одни же белые там работали.


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 10:59
Вот теперь понятно, почему «Вино одуванчиков» мне не понравился (поставил ему 6). При том, что Брэдбери я люблю. Вот из таких противоречивых деталей складывается пазл. И когда противоречий одно-два — на общую картину они слабо влияют. Но уже в определённом количестве — создают дискомфорт.
Попытка яркими красками (читай глазами детей) показать жаркое лето в итоге оказывается цветастой пустышкой. Слишком искусственно, нарочито и неестественно. Нет той лёгкости, которая присуща рассказам автора. В своём отзыве я писал, что объединять все истории книга в один роман — не лучшая идея. Гораздо продуктивнее, как мне кажется, было бы доработать каждую историю в полноценный законченный рассказ.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 12:12
Я бы сказал, что

цитата Paganist

цветастая пустышка
это слишком сильное и бескомпромиссное определение. Цветастая — ладно, но всё же не пустышка. А вот насчёт дискомфорта согласен. Такое ощущение по мере чтения быстро появляется и всё время растёт.
 


Ссылка на сообщение26 февраля 2020 г. 10:53
Согласен. Не пустышка. Всё же некоторые интересные моменты и мысли есть.


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 16:55
Сегодня — именно сегодня — две девушки из моего театра (старшеклассницы) обсуждали какую книгу подарить третьей, которая читала (10 класс) «Повелителя мух«! Третьей в списке прозвучало «Вино из одуванчиков». Слава Богу, что ваши исследования на самом деле никому не нужны, кроме таких упертых читателей как я (и схожие).
Вся наша с вами глупость — в возрасте. Мне за 50 — я с интересом читаю вас. Воистину — мы Горацио, с которыми говорит грустный Гамлет. Гамлет — вы. Многия знания — многие печали...
Но я рад, что юный читатель пройдет мимо негров и стаканов... И придет к ним поздно-поздно. И вздохнет о своей ушедшей юности и великом Брэдбери.
Вот так я пояснил сонет Шекспира, где он четко пишет о любви к мужчине и женщине. Одновременно. Разным. В тексте же видно...
Но школьники читают иные сонеты. Более прекрасные.
Ах, да. Мне плевать как относился Брэдбери к неграм в романе. Он их НЕ оскорблял. И нет у него ничего плохого в их отсутствии.
То есть нам, взрослым, кажется что-то пустышкой?
А школьницам 15-16 лет — нет. И правы они. Это ИХ лето. Не ваше, не мое.
«Поверил я алгеброй гармонию». «Музыку я разьял как труп»...
Ну-ну...
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 17:12

цитата hellsing

сонет Шекспира, где он четко пишет о любви к мужчине и женщине. Одновременно. Разным. В тексте же видно...
Да это видно в переводах исправленного т. н. «текстологами» оригинала. В оригинале есть нормальная любовь и нормальная дружба, никаких извращений.
 


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 17:45
Их было трое и они любили друг друга!
Сонет 20
Лик женщины, но строже, совершенней
Природы изваяло мастерство.
По-женски ты красив, но чужд измене,
Царь и царица сердца моего.
Твои нежный взор лишен игры лукавой,
Но золотит сияньем все вокруг.
Он мужествен и властью величавой
Друзей пленяет и разит подруг.
Тебя природа женщиною милой
Задумала, но, страстью пленена,
Она меня с тобою разлучила,
А женщин осчастливила она.
Пусть будет так. Но вот мое условье:
Люби меня, а их дари любовью.

Сонет 105
Язычником меня ты не зови,
Не называй кумиром божество.
Пою я гимны, полные любви,
Ему, о нем и только для него.
Его любовь нежнее с каждым днем,
И, постоянству посвящая стих,
Я поневоле говорю о нем,
Не зная тем и замыслов других.
«Прекрасный, верный, добрый» — вот слова,
Что я твержу на множество ладов.
В них три определенья божества,
Но сколько сочетаний этих слов!
Добро, краса и верность жили врозь,
Но это все в тебе одном слилось.
Но сонет 130 — это великий гимн женщине.

И вот ОН
Сонет 144
На радость и печаль, по воле рока,
Два друга, две любви владеют мной:
Мужчина светлокудрый, светлоокий
И женщина, в чьих взорах мрак ночной.
Чтобы меня низвергнуть в ад кромешный,
Стремится демон ангела прельстить,
Увлечь его своей красою грешной
И в дьявола соблазном превратить.
Не знаю я, следя за их борьбою,
Кто победит, но доброго не жду.
Мои друзья — друзья между собою,
И я боюсь, что ангел мой в аду.
Но там ли он, — об этом знать я буду,
Когда извергнут будет он оттуда.
Брэдбери меня простит, что я это пишу сюда, он любил красоту.
И нет — здесь нет ошибки. Пишу как актер, который читал и читает сонеты со сцены уже лет — гм — 40 — со школы.
 


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 18:04
Перевод Маршака сделан с испорченных сонетов. Посмотрите переводы Степанова и комментарии к ним.
 


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 17:21

цитата hellsing

юный читатель пройдет мимо негров и стаканов...
Так это естественно. Такие книги перечитываются в течение жизни, и каждый раз делаются открытия. Классический пример «Война и мир». Вы читали мою статью о нём?

цитата hellsing

Гамлет — вы. Многия знания — многие печали...
Ну, какой я мельник? Я — ворон. А насчёт знаний — не соглашусь. От каких-то — печали, от многих других радости. Последние перевешивают.
 


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 17:32

цитата hellsing

Мне плевать как относился Брэдбери к неграм в романе. Он их НЕ оскорблял. И нет у него ничего плохого в их отсутствии.
Воспитательных целей Брэдбери в этом романе, видимо, не ставил перед собой. По-моему, невозможно, будучи расистом, быть при этом порядочным человеком в глазах других порядочных людей. Вот поэтому я считаю, что отсутствие этой темы в романе, не относится к числу его достоинств (неизвестно, что вырастет из этих мальчишек; а девчонок там и вовсе нет, как будто такое в жизни возможно).
 


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 17:44

цитата hellsing

«Музыку я разъял как труп»...
Так метафора же. Сальери понимает и любит музыку, боготворит Моцарта. Вот с этим товарищем я бы ещё мог себя сравнить (в определённых рамках, конечно, ведь Сальери был неплохим композитором, а я никакой литератор), я литературу разгадываю и отношусь к ней совсем не как к трупу. Как раз наоборот — как к живому искусству.
 


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 17:49
Ну, так Сальери и не травил Моцарта. Летв 20 я играл Моцарта. Много позже — Сальери. Другое дело, что ваши исследования — алгебра. Она нужна, конечно. А вас просто заразила глупость западного мира.
Никакие негры здесь не нужны. Кстати, я вот читаю Брэдбери и Кинга, но как-то не обращаю внимание на цвета кожи! Это и есть высшее мастерство — смотреть глубже, чем окрас.
 


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 17:55

цитата hellsing

Ну, так Сальери и не травил Моцарта.
А я имел в виду только пьесу Пушкина.

цитата hellsing

А вас просто заразила глупость западного мира.
Совершенно не знаком с глупостью западного мира.
 


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 18:13
А я в ней и играл. И ставил.
А про второе... Это я про негров. Брэдбери их не видел — и хорошо. Нет — и нам их не надо.
В том же псевдоведьмаке и темнобашне их увидели. Получилось плохо. За Идриса Эльбу обидно даже. А ведь виновата глупость. Которую по ошибке зовут толерантность.
Но! Самое главное. Вы лучше Брэдбери видите и знаете о чем писать в далеком-далеком году?
Да нет — конечно. Просто интересно анализировать старое произведение с точки зрения сегодняшнего дня.
Кстати, с «сегодня» Хемингуэй и Толстой занудные скучные графоманы.:-)))
Вот уж они не думали, что они пишут много, долго и скучно...
 


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 18:23

цитата hellsing

Кстати, с «сегодня» Хемингуэй и Толстой занудные скучные графоманы.:-)))
Вот уж они не думали, что они пишут много, долго и скучно...

Я с ними согласен. А Набоков и Достоевский тоже графоманы?
 


Ссылка на сообщение17 марта 2020 г. 12:27
Нет. Набоков не графоман. И Достоевский тоже. Просто второй писал непонятно почему. То ли деньги были нужны — он же игрок был. То ли хобби у него такое.
Графоман — это человек, который НЕ МОЖЕТ НЕ ПИСАТЬ.
Не пишет фантастику — пишет детективы, не пишет про химию — пишет про богоискательство. Пишет, пишет, пишет — и как великолепно пишет! Азимов.
Тихо открываешь рот, а знакомый врач психиатр так и поясняет — это такая болезнь, дорогой. Только Азимов ею так болел, что миру повезло.
Набоков и Достоевский сюда всё-таки не входят.


Ссылка на сообщение25 февраля 2020 г. 18:49
Толстой писал толстые романы для узкого круга людей, которые не работают, но у них нет телевизора, радио, интернета. Он создавал глубокие характеры, изумительные вещи для тех, кто мог читать долго и не спеша. Как и Хемингуэй.
Трудно сказать про Набокова. Он писал на французском и его романы не трогают вообще. Абсолютно холодные романы. Наблюдаешь, не переживая за героев.
Достоевский... Какая как и нудятина... В школе. Высоцкий играл Свидригайлова? Правда? Блин — какой шикарный интересный роман! Тараторкин — Раскольников?
Весь первый курс режиссуры — в романе (я тоже). А сыграть хотел Порфирия Петровича (следователь!). Да я его вдоль и поперек (роман).
Это я к чему? Всему свое время и место! Скучное школьнику — прошибло студентов режиссеров. Интересное жителю начала века — скучно стремительному интернетному «малолетнему дебилу».
Но вот же читает «Повелителя мух» десятиклассница! И не из моего театра (тут народ читающий0, а просто школьница. Снимаю шляпу!
Я помру — читатели останутся!:-)))
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение14 марта 2020 г. 19:01

цитата hellsing

про Набокова. Он писал на французском и его романы не трогают вообще. Абсолютно холодные романы.
Читаю комментарии и не вмешиваюсь. Интересно. Но этот вот бред уже три недели висит, и все терпят. Какэто, какэто, какэто???
 


Ссылка на сообщение15 марта 2020 г. 20:01
Чёрт его знает, этого Набокова. М. б. писал на французском, а потом переводил на английский. А вот холодными его романы могут показаться читателю с хронической лихорадкой, т. е. всегда имеющему очень высокую температуру. Мне, с моей температурой 36,6, Набоков кажется хорошим писателем. Очень для меня подходящим.
 


Ссылка на сообщение17 марта 2020 г. 12:39
«Холодные» — не означает бесталанные, плохие. Я его слушал по «Голосу Америки» еще в школе. Поразительный, изумительный, порой завораживающий стиль. И за героев не переживаешь ни на грамм.
Мастерская игра слов.
Помню, общался с актрисой (мы играли в одной антрепризе). Тогда ей было лет 30 с гаком. Она рассказывала, как они сварганили спектакль по «Лолите». Она же в тридцатник и Лолиту играла (это тюзовского характера актриса). Забавные случаи рассказывала.
Но вот сам автор никого не колыхнул — это была чистая спекуляция.
Про «холодно». Битва на Всероссийском фестивале имени Михаила Анищенко (точнее на семинаре в лагере) — поэты против Бродского. ВСЕ поэты (а всем нам за тридцатник и пятидесятник) против Бродского, но вежливо. Все практически школьники и студенты первых курсов — за. Они восторгаются, взрослые нет. И постоянно звучит фраза «холодные стихи».
Но ведь на вкус и цвет товарищей нет...
Это и хорошо...
 


Ссылка на сообщение17 марта 2020 г. 12:58

цитата hellsing

ВСЕ поэты (а всем нам за тридцатник и пятидесятник) против Бродского, но вежливо.
Да, Бродский это им (вам) не Вера Полозкова. Но и не холодный. И зависть поэтов понятна.
 


Ссылка на сообщение18 марта 2020 г. 08:54
Да нет. Тут вообще тайна сия велика бысть. Например, всегда теплое отношение как к «своим» к Галичу и Аксенову (хоть вроде и за границей). Всегда неприязненное (как к не очень хорошему поэту) к Бродскому. Резко отрицательное к «деревенскоприродной» стихии Есенина, но вполне — к любовной. Последнее понятно — так много молодых буквально копируют Есенина, что понимаешь — стиль-то для школьника, «легкопись». Не надо напрягаться.
Поэтому молодые обожают верлибр. Какие битвы вокруг него! А подражателей Есенину они не любят.
Гм. Фамилия «Вера Полозкова» за последние 10 лет мне встретилась только у вас. То есть я ее знаю, но ни как пример, ни как упоминаемый автор — на семинарах и клубах ее нет.
Как, кстати, нет Евтушенко и Рождественского. С Ахматовой всё в порядке. Цветаева спорна. Но поэтический мир вообще весьма спорен.
После массы журналов «Иностранная Литература» (мама по блату выписывала) в школьные годы (когда формируется вкус) я не воспринял Мураками. Пардон, но два десятка японских великолепных писателей его просто задавили. А эротика и секс — это Латинская Америка. Там же сюр и мистика — и это классики латиноамериканцы — Амаду, Борхес, Кортасар. Да и американские писатели такое выкладывали (точнее редакция выкладывала), что Набоков с «Лолитой» шел очень спокойно. «Тереза Батиста уставшая воевать» Амаду меня просто вышиб мощно. А сборники рассказов Борхеса? О!
Кэндзабуро Оэ и Абэ Кобо (и не только они) погружали в мир непонятного, но притягательного.
Конечно, после всей этой массы, Набоков для меня «холоден». А Бродский просто неинтересен. Ну и что? Галич с Пастернаком интересен. Ахматова — да, Цветаева — нет. Они от этого хуже стали или лучше? Да нет.
Они уже вне реальности — только их произведения спускаются в нашу реальность. И воздействуют по разному...




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх