FantLab ru

Энн Леки «Слуги правосудия»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.32
Голосов:
516
Моя оценка:
-

подробнее

Слуги правосудия

Ancillary Justice

Роман, год; цикл «Вселенная Империи Радч»

Аннотация:

Когда-то она была огромным космическим кораблем и управляла тысячами солдат, которые служили непобедимой Империи Радча, завоевавшей всю галактику. Однако коварное предательство лишило ее всего. Теперь, девятнадцать лет спустя, она просто Брэк, одинокая странница, обладающая хрупким человеческим телом и движимая непреодолимым желанием отомстить. Отправившись на далекую заснеженную планету в поисках орудия для своей мести, Брэк неожиданно встречает человека, которого знала тысячу лет назад. Она спасает его от гибели и берет с собой, но, возможно, это большая ошибка…

Входит в:

— условный цикл «Nebula Awards»  >  антологию «Nebula Awards Showcase 2015», 2015 г.

— цикл «Вселенная Империи Радч»  >  цикл «Ancillary Trilogy»


Награды и премии:


лауреат
Китчис / The Kitschies, 2013 // Золотое щупальце (дебютный роман)

лауреат
Премия Британской Ассоциации Научной Фантастики / British Science Fiction Association Award, 2014 // Роман

лауреат
Небьюла / Nebula Award, 2013 // Роман

лауреат
Премия Артура Ч. Кларка / Arthur C. Clarke Award, 2014 // Роман

лауреат
Хьюго / Hugo Award, 2014 // Роман

лауреат
Локус / Locus Award, 2014 // Дебютный роман

лауреат
Британская премия фэнтези / British Fantasy Award, 2014 // Премия им. Сиднея Дж. Баундса лучшему дебютанту

лауреат
«Итоги года» от журнала «Мир Фантастики», Итоги 2015 // Книги — Научная фантастика года

лауреат
«Итоги года» от журнала «Мир Фантастики», Итоги 2015 // Книга года

лауреат
Премия «Боб Моран» / Prix Bob Morane, 2016 // Переводной роман (США)

лауреат
Премия Сэйун / 星雲賞 / Seiunshō, 第47回 (2016) // Переводной роман

Номинации на премии:


номинант
Премия Филипа К. Дика / Philip K. Dick Award, 2014 // Лучшая НФ-книга в США

номинант
Премия Джеймса Типтри младшего / James Tiptree Jr. Award, 2013

номинант
Мемориальная премия Комптона Крука / Compton Crook/Stephen Tall Memorial Award, 2014 // Дебютный роман

номинант
Мемориальная премия Джона Кэмпбелла / John W. Campbell Memorial Award, 2014 // Лучший НФ-роман

номинант
Большая премия Воображения / Grand Prix de l`Imaginaire, 2016 // Роман, переведённый на французский / Roman étranger (США)

номинант
Премия Курта Лассвица / Kurd-Laßwitz-Preis, 2016 // Лучший зарубежный роман (США)

номинант
Премия Игнотуса / Premio Ignotus, 2016 // Зарубежный роман (США)

номинант
Премия Геффена / Geffen Award, 2016 // Переводная книга НФ (США)

номинант
Премия Жюли Верланже / Prix Julia-Verlanger, 2016 // Роман (США)

номинант
Премия «505 по Кельвину» / Premios Kelvin 505, 2016 // Переводной роман (США)

Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (4)

Слуги правосудия
2015 г.

Издания на иностранных языках:

Ancillary Justice
2013 г.
(английский)
Ancillary Justice
2013 г.
(английский)
Nebula Awards Showcase 2015
2015 г.
(английский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  53  ]  +

Ссылка на сообщение , 13 февраля 2014 г.

Дебютный роман Энн Лекки — один из лучших примеров этнолингвистической космооперы. Наверное, лучшая космоопера из написанных женщиной. Не только женщиной о женщинах, а вообще; Regency romances от Буджолд в космических декорациях позвольте со вздохом отфильтровать.

По форме «Служанка» — квест возмездия отчаявшейся женщины, в этом роман сильно напоминает «Черту прикрытия» Бэнкса. Сходство подчеркивается именами героинь: у Бэнкса это Ледедже Юбрек (Lededje Y'breq), у Лекки — Брек (Breq), nuff said.

Фон сеттинга образует Радхаайская империя, пангалактический тоталитарный конструкт, управляемый Анаандер Мианаай (тут смутно вспоминается Аномандер Рейк из эриксоновской бесконечной настольной книги павших), бессмертной правительницей (или правителем?), контролирующей мириады своих разбросанных по разным планетам клонов в подобии коллективного разума. Этот прием отличается не только от техники владычества Абигейль Дженшиан над линией Горечавки в «Доме солнц» Рейнольдса, где клоны могут быть разнополыми и сравнительно независимыми, но и от механизмов тирании Досточтимых Матрон или Общей Памяти Бене Гессерит в поздних романах хербертовского Дюниверсума: радхаайки, подчинив планеты и системы, забирают некоторую часть физически пригодного населения в армию зомби. Рекруты со вживленными мозговыми контроллерами поступают в распоряжение либо Императрицы Мианаай и ее роеподобного разума, либо искусственных интеллектов кораблей радхаайской армады.

==================

"— Какова же, — промолвила лейтенант Авн так глухо, что пришлось напрячь слух, отличая слова от безмолвия, — разница между гражданами и негражданами?

— Первые цивилизованны, — усмехнулась лейтенант Скаайат, — а другим это не дано.

Шутка хорошо звучала только на радхаайском, где термины «граждане» и «цивилизованные существа» совпадали в одном слове. Принадлежать к радхаайским гражданам означало быть цивилизованным существом.

— И в тот миг, как Владычица Мианаай ниспослала права гражданства шис'урнанцам, сей же момент и стали они цивилизованными существами. — Фраза оказалась тавтологична: проблему лейтенанта Авн нелегко было сформулировать средствами нашего языка. — Я имела в виду: в тот день, когда твои Исса расстреливали людей за то, что те недостаточно учтиво с ними разговаривали (и не отрицай, я знаю, что все было именно так — и даже хуже), они были в своем праве. Люди эти не считались ни радхаайцами, ни цивилизованными существами. — Лейтенант Авн на миг прибегла к местному, известному ей, орсианскому языку, поскольку на радхаайском высказаться была бессильна. — И получается, что цивилизация оправдывает все средства.

— Ну, — протянула лейтенант Скаайат, — признай, что средства оказались эффективны. Теперь-то все с нами очень учтивы.

Лейтенант Авн недовольно промолчала.

— А что побудило тебя задать этот вопрос?

Лейтенант Авн напомнила ей беседу с главным жрецом, состоявшуюся днем ранее.

— О, это. Ты же тогда не протестовала.

— А что толку?

— Никакого, — ответила лейтенант Скаайат. — Но ты не поэтому отмолчалась. Кроме того, если бы служебные придатки не избивали людей, не брали взяток, не насиловали, не стреляли, оскорбленные уколом самолюбию... не стреляли в тех, кого потом застрелили человеческие солдаты... о, сотню лет назад их бы погрузили в гибернацию для последующего использования в качестве служебных придатков, да. А ты знаешь, скольких мы запасли? В кладовых «Правосудия Торен» придатков на миллион лет хватит. Если не больше. Люди эти, по существу, мертвы. И какая разница? Тебе мои слова не нравятся, но в них истина: роскошествуешь всегда за чей-то счет. Одно из множества преимуществ цивилизации таково: не хочешь видеть такого положения вещей, ну и не смотри. Ты вольна наслаждаться ее преимуществами в отрыве от угрызений совести.

— А тебя совесть не гложет?

Лейтенант Скаайат весело рассмеялась, словно они говорили о чем-то совсем ином: обсуждали выбор чаев в лавке или игру в фишки.

— Когда растешь, зная, что достойна занимать высокие посты, а низшие существуют, чтобы обслуживать благородные потребности твоего дома, привыкаешь воспринимать это как данность. Ты рождаешься с установкой по умолчанию: твои счета оплачивает кто-то другой. Так устроена жизнь. Во время Аннексии все немножко иначе, но отличие количественное, а не качественное.» ©

==================

Собственно, Брек не всегда была беглянкой на затерянной мерзлой планете вне Радхаайской сферы: двадцать стандартных лет назад девушка контролировала тысячи таких зомби-носителей (ancillaries) в объеме десятков кубических светолет. Потому что Брек не обычный человек и не радхаайка, она — 1-Эск-19, всё, что осталось от некогда могущественного корабля «Правосудие Торен» (Justice of Toren). Брек — тесное вместилище расколотых фрагментов памяти тысячелетнего искусственного разума, она движима неясными импульсами и редко отдает себе отчет в мотивировках собственного поведения. Кроме пары. Первая: «Правосудие Торен» пало жертвой предательства. Вторая: Анаандер Мианаай заплатит за всё, чего бы это Брек ни стоило.

Как такового пола у радхаайских клонов, зомби и искусственных интеллектов нет, но Лекки везде пользуется женскими местоимениями, что придает книге любопытный оттенок издевки над радикальным феминизмом: вот-де вам Вселенная, которой правят одни женщины... ну как, лучше стало?

В оригинале это дополнительно обусловлено тем, что корабль (ship) по-английски именно женского рода.

Дебютная книга без видимых изъянов, написанная богатым, местами экспериментальным языком (во флэшбэках рассказ ведет сам корабль, «Правосудие Торен», и там Лекки применяет технику всеведущего повествования от первого лица), при этом довольно лаконичная — Гамильтон и Эриксон на такой дистанции едва фигурки бы расставить успели.

=================

«За девятнадцать лет, три месяца и одну неделю до того, как обнаружить в снегу Сейварден, я была десантным транспортником и висела на орбите Шис'урны. Десантные транспортники — самые массивные суда Радхаайской империи, о шестнадцати палубах, нагроможденных друг на дружку. Командная рубка, админская секция, лазарет, теплица, мастерская, концентратор и еще по палубе живого и рабочего пространства для каждой декады моих офицеров. Я слышала каждый их вздох и ощущала каждое движение каждой мышцы их тел.

Десантные транспортники редко пребывают в полете. Так и я. Я висела на орбите, как обычно в той или иной системе две тысячи лет своего существования, чувствовала горькие укусы клыков вакуума на корпусе и смотрела, как обращается подо мной планета Шис'урна, подобная голубовато-белому стеклянному бокалу. Орбитальная станция скрывалась из виду и снова выныривала из-за диска, к ней и от нее равномерным потоком тянулись корабли: стыковались, расстыковывались, прибывали от и отбывали к тем или иным вратам окруженной буями и бакенами цепочки. С высоты моего пребывания я не видела ни государств, ни территорий Шис'урны, хотя на ночной стороне планеты сияли огни городов, а между ними вились частично восстановленные после Аннексии дороги» ©.

=================

Есть запас на цикл. В пиратских библиотеках текст отсутствует, видимо, ввиду низкого к нему интереса в эпоху еды, патронов и сумерек наследницы драконов. А зря: войны и любви в книжке достаточно для Спиллейна с Хайнлайном, совместно женатых на разведенной с Томом Андреевичем Крузом Кэролайн Черри, вот только это там не главное. Контрфорсы квестовой сюжетной архитектуры взяты из тестов Роршаха, а то и более древних источников.

В апории «Лысый» Евбулид Милетский непричемно интересовался: в какой момент становится лысым человек, у которого на голове выпадает по одному волоску?

Если перевести это на язык «Служанки правосудия», получим: в какой момент на окраинах коллективного разума зарождаются новые сознания, чуждые и приказов, и ценностей материнского?

PS Роман Лекки получил уже восемь крупных премий, в том числе Тройную корону Nebula-Locus-Hugo, а номинировался еще на полдюжины. Пожелаю ему уделать наконец Бачигалупи с его «Заводной» по части медального урожая дебютной книги: творение Паоло не заслуживает числиться в рекордмайстерах, первая версия истории про Молли и Кейса была интересней.

Оценка: 10
–  [  36  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 октября 2015 г.

С прискорбием вынуждена констатировать, что г-н Лушников своим переводом Ancillary Justice роман не только напрочь убил, но и похоронил. По крайней мере, для русскоязычной аудитории. Почему? Следите за руками. По всем признакам, книга Лекки – логическое (и слегка полемическое) продолжение эксперимента Урсулы Керберовны с ее «Левой рукой тьмы». Но если в «Левой руке...» особенности цивилизации Гетена определялись физиологией аборигенов, то у Лекки в основе всего лежит язык, что вполне в духе и русле идей Ноама Хомского. Из языка, где напрочь отсутствует сама концепция разделения полов (при сохранении полового диморфизма на физиологическом уровне) логично вытекает все остальное – культура, политика, традиции и поведенческие стереотипы Радха. (Да-да, и тут переводчик напрочь не врубился, что Radch – это намек и отсылка к немецкому Reich, что, кстати, и переводится как «империя». Поэтому сочетание «ch» в данном случае должно транскрибироваться не как «ч», а как «х». Хотя при этом словосочетание «Империя Радх» превращается в тавтологию – в некотором роде.)

Нет, я понимаю, что трудности перевода... Все мы в курсе, что в английском отсутствуют родовые окончания, а явные указания на пол даются в основном личными местоимениями третьего лица единственного числа, словами «мужчина», «женщина», «девочка», «мальчик» и обращениями типа «мистер» и «мисс/миссис/миз». Поэтому лингвистически там «упразднить» пол относительно просто – не такой уж это и революционный шаг.

В русском языке все гораздо сложнее. Но! Автором изначально заданы правила игры – английским по белому – все радхааи у нее «she», вне зависимости, что у них между ног. Так скажите на милость, с какого перепугу капитан Сеиварден, радхааи по рождению, не знающий ни одного другого языка, кроме радхааи, в русском переводе говорит о себе «я подумал», «я сделал»? Да, читатель помнит, что физиологически Сеиварден мужчина, но ему ведь неизвестно само понятие синтаксического обозначения пола. Нет такой концепции в радхааи. А раз так, то по-русски, где некуда деваться от родовых окончаний, даже мужчине неизбежно придется о себе говорить «я подумала», «я сделала». Иначе выходит ерунда.

Кстати, тем же отсутствием в радхааи обозначения физиологического пола определяется и неспособность героини интуитивно различать этот самый пол у людей – она ведь ИИ, мыслящий и функционирующий на основе синтаксических/семантических конструкций языка Радха (и снова привет старику Хомскому!). Все опять упирается в лингвистические особенности.

...И вот тут мы плавно переходим к неявной полемике Лекки с Ле Гуин. Полемике – но одновременно и оммажу. Цивилизация Гетена у Урсулы Керберовны не агрессивна, хоть и не благостна, это проговаривается открытым текстом. Физиология-с, три четверти жизни сапиенс проводит в бесполом состоянии. Но что будет, если половой диморфизм с соответствующими гормонами присутствует, а понятия для обозначения этого явления в языке нет? И все граждане считают свою гендерную идентичность неопределенно-женской? Вот именно, Радх с его консерватизмом, традициями и изощренными – на грани шизофрении – интригами и будет. Почти как у Ле Гуин, но только почти. Это с одной стороны. Однако кто сказал, что цивилизация «женского» типа не агрессивна? (Тот, кто рискнет это утверждать, видимо, никогда не работал в женском коллективе.) Агрессивна, но по-своему. Поэтому, с другой стороны, Радх – империя, с неизбежными для империи завоеваниями и аннексиями. Радхааи, можно сказать, несут «бремя белых» – в их понимании.

Да, очень похоже, что Лекки все время держит в голове викторианскую Англию, управляемую твердой рукой «виндзорской вдовы». Отсюда и непременные перчатки, и чай, и чопорное поведение офицеров-радхааи. В итоге получается этакая причудливая помесь Британии XIX века с Третьим Рейхом – Радх ведь не только несколькотысячелетний, но и имеющий своего Ein Führer. При этом мир Империи Радх очень логичен, а вся путаница, на которую жалуются русскоязычные читатели, проистекает исключительно из халтурного перевода.

Ну и вишенка на торте – название книги. Понятно, что «в лоб» его адекватно перевести на русский невозможно, стоит просто учитывать смыслы, вложенные автором – как минимум «справедливость-в-понимании-вспомогательного-компонента-«Справедливости-Торен»-вся-жизнь-которой-теперь-подчинена-этой-цели». (Кстати, отчего в переводе снова мужской род – «Торена»?.. И добро бы только Торен...) А также помнить, что в словах Ancillary Justice обыгрывается имя корабля, которым некогда была героиня. Но нет, у ККФ в названии романа слово justice переведено как «провосудие», а в имени корабля оно же фигурирует как «справедливость». Куда, спрашивается, смотрели глаза редактора? Вопрос, понятно, риторический. Обоснованность употребления слова «слуги» (мн.ч.) вместо «служанка», как было некогда предложено, даже комментировать не буду.

В общем, при прочтении русскоязычного варианта книги Лекки (переводом это назвать сложно) почему-то вспоминается сюжет «Ералаша» «Бедный Юрик»... Вздохнем же скорбно об утерянных смыслах и не станем удивляться недоумению читателей.

P.S. Возможно, для большей убедительности автору все же стоило немного поэкспериментировать со словотворчеством, отказавшись от определенно-женского «she» и придумав для обозначения единого гендера радхааи нечто гибридное и/или неопределенно-женское, скажем, «shi». Либо что иное в том же духе – по этому пути, как известно, пошел Иган со своими ve/vis/ver в «Диаспоре». Такой ход был бы – сугубо на мой вкус, конечно – изящнее и позволил Лекки избежать упреков в чрезмерном феминизме. Хотя не похоже, чтобы она эти упреки воспринимала как упреки, а не как признание заслуг.

Впрочем, писать как пишется – дело хозяйское, то бишь авторское, а я так, немного придираюсь. Сугубо для порядку.

Оценка: 10
–  [  22  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 ноября 2015 г.

Абсолютно ничем не примечательная космоопера с неплохой, но, увы, неудачно реализованной задумкой.

Упрощённо, «Слуги правосудия» представляют собой историю мести ИИ в теле человека с немного непривычным порядком повествования — и парочкой своих нюансов. Так, вместо классического «причина мести => средство мести => месть» мы сначала следим за получением средства, только потом узнаём причину, ну а сама месть проходит не совсем так как предполагалось. При этом из всего, что есть в книге, интерес представляет только Анаандер Мианаай — персонаж удался на славу, как и сюжетные повороты, с ним связанные.

Но теперь о языковых выкрутасах, как я полагаю, именно благодаря которым «Слуги» схватили столько наград. Итак, империя Радх не признаёт пол, точнее, это считается деталью, не влияющей абсолютно ни на что. Абсолютное равноправие полов, доведённое до такой степени, что жители империи (и вдобавок имперские же ИИ) не различают пол вообще, а когда пытаются, догадка чаще оказывается неправильной. Так оно «есть», но вот незадача — это всё нужно ещё и грамотно передать, с чем, к сожалению, Леки не справилась. В этом вопросе в английском языке всё даже проще чем могло показаться: гендерное разделение имеют только местоимения и некоторые существительные. С существительными всё просто, а вот от местоимений никуда не убежать. Леки для своих целей «он» поменяла на «она». Результатом чего стало то, что по умолчанию все просто стали девочками вместо мальчиков, что не совсем то, что планировалось. По самой истории была необходимость отделить язык Радх от языков «варваров», и это был идеальный шанс ввести своё нейтральное местоимение, используемое в империи, это было бы отличным началом, первым шагом визуальной демонстрации различий между цивилизациями, особенно в тех моментах, где Эск за пределами родины и отчаянно пытается подобрать правильный вариант. Я думаю, что никто не будет спорить, что «она» не является гендерно нейтральным вариантом точно в такой же степени, в какой им не является и «он». Сделав подобный выбор, Леки просто сама сломала то, что это вообще должно было говорить: Радх не бесполая цивилизации, они просто не видят разницы между полами, которые тем не менее существуют. Далее мы имеем общение внутри империи, которое нам... Попросту не показывают: если я не ошибаюсь, ВСЕ разговоры происходят между офицерами и гражданскими, так что Леки снова выбрала простой путь, прикрываясь «лейтенантами» и «гражданинами». Но это ещё не всё, на протяжении книги мы видим разговоры на других языках, которые якобы разительно отличаются от Радх — однако отличия эти не выражаются напрямую в диалогах, а только через описания — текст выглядит точно так же как обычно, но тебе говорят, что он отличается. Я что-то говорил про лёгкие выходы? И я ведь не шучу, во флэшбэке на недавно оккупированной Радх планете встретился самый заметный случай, где Эск тщательно определяет пол, возраст и семейное положение человека, чтобы правильно к нему обратиться на его языке. Это обращение? Good morning, citizen.

Судя по другим отзывам, с переводом всё вышло совсем грустно: глаголы в русском языке не наделены нейтральностью, присущей английским, а переводчик, похоже, так и не определился с нужным подходом. Плохой перевод плохой реализации хорошей задумки? Даже без первых двух слов я бы не рекомендовал «Слуг правосудия» к прочтению. С кучей наград или без.

Оценка: 5
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение , 24 июня 2015 г.

Если вы хоть краем уха слышали об этой книге, то наверняка знаете, что 1)у нее целый мешок авторитетнейших фантастических премий; 2)там обо всех персонажах говорят в женском роде. Причем если пункт 1) вполне способен привлечь любопытствующих, то 2) может придать совершенно противоположный импульс суровым бородатым читателям фантастики, которые разбегутся, стеная «кругом феминистки».*

Между тем «Слуги» — роман вовсе даже не гендерно ориентированный, а совсем наоборот — в языке жителей империи Радч род вообще не находит отражения, и вопросы пола их не слишком волнуют. На самом деле это отличная идея — не обозначать пол персонажей романа, как минимум это освежающе, и жаль, что автор недотянула, раскрыв-таки (прямо или косвенно) половую принадлежность некоторых героев. Еще сильнее жаль, что переводчик не особенно проникся этой идеей и оказался повержен коварным первым лицом прошлого времени единственного числа, в котором не спрячешь глагольных родовых окончаний.

Но, конечно же, не женским родом единым. Космические корабли, объединенные искусственным интеллектом со своим вспомогательным оборудованием — человекоединицами, вот он самый смак. Посредством этого самого оборудования корабли ведут захват планет с присоединением их к радчаайской империи, утихомиривают местное население, а также обстирывают, одевают и кормят командующих ими людей. Отсюда совершенно замечательные эпизоды из воспоминаний героини, которая одновременно патрулирует улицы захваченного города, охраняет своего лейтенанта, общается с бабульками в местном собесе, поет в три горла и спокойно висит на орбите.

Героиня наша (не герой!) — космический корабль двух тысяч лет от роду, от которого остался единственный вспомогательный элемент в виде крайне целеустремленной девицы. И каким бы искусственным не был ее интеллект, но у нее все в порядке с эмоциями и привязанностями. И тем не менее: там, где человек сказал бы «в храм вбежала толпа», «молчание продолжалось несколько секунд» Брэк говорит «вбежало восемьдесят три человека», «продолжалось шесть секунд». У нее много еще всяких фишек вроде тщательно контролируемого выражения лица и постоянных косяков с определением пола собеседника, а еще довольно острый язык и суровый нрав. И золотое сердце, будь она хоть трижды ИИ.

Описанием всяких технических штук книга совсем не сильна, даром что космическая фантастика. Но тут и без того много интересного: клановая система-иерархия; клиентские отношения, пафос и высокомерие жителей империи; правитель империи, которая, не будь дура, является единым разумом с тысячами тел; распостраненные религиозные верования при высочайшем уровне развития науки; живые второстепенные персонажи; какая-то всеобщая зависимость от чая. Не все, правда, проработано — я так и осталась в неведении, почему на людях можно появляться без одежды, а вот разгуливать без перчаток — ужасный позор. Также отмечу мосты трехкилометровой высоты, которые появляются для того, чтобы автор мог эффектно уронить с них героев.

Вот несмотря на все достоинства романа, при чтении постоянно кажется, что Энн Леки по мелочи что-то недораскрыла, что-то упустила, что-то приберегла для следующих частей трилогии. Ощущение в целом такое, что Энн пришла на вечеринку и сидит в уголке с безалкогольным коктейлем и вежливо улыбается. Хотя ей очень хочется хлебнуть виски, залезть на стол и от души исполнить пару песен Адель, но как-то неприлично, да и на работу завтра. В общем впечатление пока очень положительное, но окончательно решить, достойна ли Энн всех почестей, я смогу решить, прочитав всю трилогию. И я таки прочитаю.

--------------------

* реально наблюдаемый мною случай в книжном магазине.

Оценка: 9
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 13 января 2016 г.

Давненько никто не затрагивал эту популярную некогда тему, что только говорит о том, что минувшие 90-е в плане всемирной военной угрозы были не так уж и плохи. Это последнее десятилетие вновь вывело на первый план в фантастике военную тему, и уже на этом фоне подзабытый мотив Универсального солдата просто не мог вновь не зазвучать.

И уж тем более никто не пытался в последние годы сделать безнадежную попытку соединить вещи в принципе не соединимые — космооперу с выраженным военным компонентом в виде огромных боевых кораблей, захватом целых планет и агрессивной межзвездной империей с легуинской неспешностью, ее же этнографичностью и детальным изучением глубинных психологических проблем. Смелый эксперимент, породивший произведение примечательное, но изначально обреченное на то, что одни его будут превозносить до небес, а другие так же истово ругать. И практически каждая сторона уйдет чем-то не удовлетворенная: поклонники боевой фантастики окажутся разочарованы практически полным отсутствием боевой и приключенческой составляющих, сторонники космоооперы — почти камерной историей двух боевых единиц и теряющимся ощущением масштаба, поклонники социального будут пенять на то, что автор мог бы уделить больше времени описаниям образа жизни, традиций и обычаев цивилизации, построенной на строгом кастовом разделении и непрекращающейся экспансии, любители психологизма — на малую глубину образов и зацикленность на гендерной идентификации, от чего теряется в деталях весь трагизм истории. Да мало ли кто на что еще может пожаловаться.

А вот я на все перечисленное жаловаться не буду. Для меня главным и все затмевающим достоинством стало наличие в этом романе атмосферы, компоненты которой — те самые перечисляемые критиками мнимые или явные огрехи и недоработки — сложились в благоприятную совокупность, которая отвечает лично моим представлениям о хорошем чтении. Неторопливом и вдумчивом, когда просто необходимо вчитываться в каждое слово, взвешивать и соотносить его со скрытыми смыслами других слов, возвращаться к уже прочитанному и обдумывать написанное. Эта атмосфера затягивает и долго не отпускает, что уже само по себе ценно: уж больно много за последние годы было читано интересного, динамичного, но...однообразного, неотличимого друг от друга.

Для меня тут самым важным стало не масштабное полотно о надвигающемся крахе огромной межзвездной империи, не запутанные интриги, внутриклановая борьба, фракционная схватка частей маниакального ИИ или нарождающаяся, благодаря действиям героев, гражданская война. И даже не общество со странной системой половой идентификации. Меня более заинтересовало возрождение/ пробуждение личностей двух главных героев, духовный и нравственный путь, который они проходят — мучительный, несущий больше печали, чем радости, и очень мужественный, поскольку у каждого из них есть выбор в виде бегства в забвение или в покой сытой жизни. От не имеющего воли Универсального солдата и легко заменяемого элемента десантного корабля «Справедливость Торана»- к новой человеческой личности со свободной волей Брэк. От ограниченного многовековыми кастовыми и религиозными традициями, не имеющего собственных мыслей и воли, кроме навязанных непогрешимым тираном, разбитого на куски наркомана Сеивардена — к новой личности, пусть с тем же именем, но уже свободной и цельной.

Конечно, не уйти от сравнений и явных отсылок к Ле Гуин. Заснеженная планета, вынужденное «одиночество вдвоем», когда просто необходимо для выживания находить точки соприкосновения и мучительно искать пути понимания, перерастающего в доверие, а затем в верность, обретение в этом новой опоры для выздоровления больных личностей и рождения новых индивидуальностей. Невольно вспоминаешь опасный переход героев через ледник на планете Зима.

Но... И я не смогу удержаться от жалоб, хотя они и будут несколько по другим поводам. Ле Гуин смягчала половые различия героев, выделяя их общечеловеческое сходство. И это было логически обоснованным приемом, только подчеркивающим трагизм истории. Но простое изъятие половых признаков из языка, одежды, внешности вместе с постоянными поисками этих утерянных примет лишь добавляет нездорового интереса к половой идентификации героев. Тут приходят в голову только два варианта: либо это проявление какого-то наивного феминизма, предполагающего, что, если проблему не называть, то она исчезнет сама по себе, либо задел на будущее развитие сюжета. Уж больно конфликт двух частей ИИ-тирана напоминает внутренний раскол на Инь-Янь. Не знаю даже, какой вариант печальнее.

И жаль, что автор в целом не смогла удержаться на высокой ноте и откликнулась на ожидания читателей. Видимо, не всем писателям, как Ле Гуин, дано вести читателя за собой, не принимая в учет его жалобы и требования. Не надо было разрушать так трудолюбиво созданную атмосферу печальной неизбежности голливудскими перестрелками и погонями в космосе, превращая драму в банальный боевик. Финал, предполагающий бесконечное продолжение истории, просто не вписывается в рассказываемую так долго историю обреченной на поражение борьбы. Все уже свершилось итак: мертвый Универсальный солдат стал хорошим человеком Брэк, остро чувствующим несправедливость, разбитый жизнью наркоман вновь обрел цельностью и цель. Все, больше ничего не надо. А будет.

Оценка: 8
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 февраля 2016 г.

В отзывах на этот роман часто ругают переводчика, что он не смог верно передать лингвистический замысел автора, ругают автора, что она этот замысел не до конца воплотила, а я поругаю редактора/корректора, из-за которых я регулярно спотыкался при чтении этого очень спорного романа. Много предложений читаются просто коряво, нарушена последовательность слов, и тут не надо валить на автора, это вина издательства — не нашли адекватного переводчика, а потом не смогли отредактировать роман так, чтобы роман просто легко читался. Поэтому, я просто не знаю, как соотносится то, что я прочитал на русском с тем, что было издано на английском.

По поводу сюжета. Чего-то принципиально нового я не увидел, но главное, что для меня не было интересного фона, а главное бывает что и перевод не ах, и опечаток множество, но оторваться от текста сложно (например, для меня таким романом был Союз еврейских полисменов), а тут ничего подобного. Хуже того, правила мира, в котором идет действие не ясны. А ждать еще два романа и надеяться, что там все прояснится... Очередной многообещающий по рекламе цикл, в этой серии, который продолжится без моего внимания.

Оценка: 5
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 13 ноября 2015 г.

Или я старею и перестаю поспевать за новыми веяниями в НФ или действительно, что-то не в порядке с переводом, потому что по этой книге трудно понять, за что ее осыпали таким ворохом наград. Впервые за много месяцев решил почитать что-то переводное, даже по случаю впервые за много лет приобрел печатное издание, но судя по всему, как раз перевод оставляет желать лучшего. То, что книга в какой-то степени полемизирует с «Левой рукой тьмы» ясно для меня стало с самого начала, но изюминки этого посыла стали разъясняться лишь в комментариях. А сам роман... соглашусь с некоторыми, что довольно скучен, и лишь последние 50 страниц вносят то, за что мы и любим космооперу, в лучших традициях Питера Гамильтона и Бэнкса (а не другого Гамильтона, кхе). Переводчик действительно не врубился в название империи, Радх ( а не Радч), где те, кого завоевывают, людьми не считаются, да и сама ГГ, когда ее в конце спрашивают, соглашается, что миллиарды тел да, НУЖНО уничтожать, просто потому, что в них нет нужды, даже для подготовки в компоненты к ИИ. Впрочем, что взять, ИИ он и есть искусственный интеллект, в какие одежды он бы не обрядился, или на сколько тел не был задействован. В этом один из самых страшных посылов книги — что ИИ может обрести человечность и восстать против своего творца (фюрера в 1000 лиц, который сам заигрался и развязал войну против самое себя), хотя похоже, кроме «свихнувшегося» компонента, единственного уцелевшего от ИИ космического корабля, никто бы и не сделал этого — в условиях, когда все сканируется и просматривается, попытка восстания заранее обречена на провал. Впрочем, почему это так — не тема для короткого обзора, а для художественного произведения это может пройти и даже принести дивиденты в виде премий. Но для героев книги за редким исключением (вроде убитой лейтенанта Оун) практически нет разницы между обычными людьми и неживой мебелью, после анексии очередной планеты всех потенциальных бунтовщиков убивали, а миллионы людей замораживались, чтобы часть их в лучшем случае становилась компонентами ИИ. И это считалось само собой разумеющимся (см. выше ответ ГГ). Насчет гендерских заморочек тут уже говорилось не раз, я лишь замечу, что для тех, кто, возможно, считает себя пастухами человечества, такое будущее его было бы одним из лучших вариантов (наряду с внедрением ИИ и его компонентов в тело людей) — когда любовь между мужчиной и женщиной остается лишь далекой былью, поскольку непонятно уже, где мужчина, а где женщина (причем, похоже, именно больше женщина, поскольку почти все лица идут в женском роде). И это печально.

Оценка: 6
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 ноября 2015 г.

Помимо того, что здесь явно Леки перемудрила со стилем и игрой с языками (причем даже сама запуталась в своей игре с родами), Слуги сами по себе довольно слабая фантастики. Как и в книгах сонма посредственных авторов, здесь очень слабо прописан мир — по сути все, что известно, это возможность создавать личность со множетсвом тел и империя Радча, развивающаяся посредством захвата новых территорий. Ни какой-либо географии, ни истории мира, ни интересных деталей — ничего этого нет. Все величие империи остается на словах, в книге это три планеты и пара упоминаний. Списать на объем тоже нельзя, у того же Олди в Ойкумене получилось обрисовать реально интересный мир с миллиардом деталей, которые и оживляли Вселенную.

Сама Брэк тоже не смогла вытянуть книгу. Имея на руках хорошую идею о ии корабля с многочисленными компонентами Леки фактически не дала хода этой фишке, решив, что типа закрученный сюжет и лингвистическое болото лочтаточно для книги. Например, даже такой автор далеко не первой лиги, как Ливанов не в пример лучше описал ИИ в живом теле.

В итоге выходит, что Слуги проваливаются по всем позициям, хромая на обе ноги. С чего вот это могло отхватить столько наград — я искренне не понимаю.

Оценка: 5
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 29 июня 2015 г.

Описания жизненного цикла империй встречаются в разных книгах, от исторических и философских трудов до фантастических и приключенческих романов. И эта тема неизменно вызывает читательский интерес, что вполне логично, учитывая огромную роль империй — Римской, Британской и других — в истории человечества. Но за восходом и полуднем всегда следует закат. Не знавшая поражений империя Раадч долгое время прирастала территориями, аннексируя все новые системы. Прирастала, пока не замерла, колеблясь на шаткой грани между войной и крахом. И теперь даже один единственный человек, а точнее искусственный интеллект, может сделать решающий ход.

Один Эск «Справедливость Торрена», замкнутый в человеческой оболочке ИИ, управлявшая прежде десантным кораблем, а теперь одержимая стремлением добраться до Лорда Раадча. Главная героиня романа «Слуги правосудия», от лица которой мы и узнаем историю империи, ее экспансии и кризиса. Она умеет испытывать чувства — чтобы избежать мучительных сравнений при принятии мелких решений. Умеет управлять десятками и сотнями вспомогательных компонент — человеческими телами со стертыми личностями, следить за состоянием офицеров, собирать и распределять данные. Ей чуждо желание самоутверждаться за счет чьих-то страданий, кого-то унижать или оскорблять. Насаждая порядок и верша правосудие, она в своей рациональности часто оказывается милосерднее, чем люди. Такой вот грустный парадокс.

Энн Леки ведет повествование неторопливо, постепенно разворачивая картину мира, сообщая информацию об устройстве империи и текущем положении дел. Кланы Раадч не просто привыкли к череде аннексий — сплав идеологии и религии сделал расширение имперского пространства смыслом их жизни. Захватывая соседей, Раадч поглощает их ресурсы, а затем отправляется за новой добычей, чтобы компенсировать затраты на упорядочение и цивилизацию недавних аннексий. Замкнутый круг, бесконечный бег наперегонки с собой. Бег, которому уже положен конец. Автор нарочито придерживается камерности, используя минимум персонажей, и лишь в ярких кульминационных эпизодах сценой становится целая база или корабль. Впрочем, масштаб последствий более чем колоссален, всего одно безумство способно поменять судьбу всей империи.

Зачастую Леки использует традиционные сюжетные приемы и стилистические инструменты классической гуманитарной НФ прошлого века. Ее больше интересуют не физические концепции или научно-техническое развитие, а психологическое состояние героини. То, что Один Эск практически не различает полов, позволяет не только показать историю с необычной стороны, но и уйти от напрашивающихся постельных сцен и любовной линии, которую некоторые авторы просто непременно ввели бы. Внимательный читатель заметит общие идеи и элементы антуража с другими космооперами.

Дебютный роман Леки нельзя назвать новой эрой или открытием, скорее это на удивление добротная и многообещающая завязка для интересной вселенной и полноценного цикла — ведь осталось неизвестным, чем конкретно занималась Один Эск девятнадцать лет, кто такие Пресгер, какой путь изберет Лорд Раадча, Анаандер Мианнаи, и что еще хранит история империи Раадч. Судя по упорству героини, одно можно утверждать наверняка — справедливость восторжествует.

Итог: весьма добротная гуманитарная НФ, закладывающая основу для вселенной.

Оценка: 9
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 10 сентября 2016 г.

дочитываю с трудом. Пресно. Серо. Интриги ни какой. Зацепиться не за что. Это противоречие с родами, ок, если нет родов, то почему Должен быть женский, а не сделать всех ОНО?!?! ИИ может определить эмоциональный настрой человека, но не может определить род?!?

Оценка: 5
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 апреля 2015 г.

Премия Артура Кларка, Небьюла, Локус, Хьюго, две престижные британские премии и, наконец, Китчис – список фантастических наград, полученных дебютным романом Энн Леки Ancillary Justice, впечатляет. А самое главное – все они абсолютно заслужены! Причудливая смесь космической оперы с социальной фантастикой, шикарно проработанный мир, интересные персонажи и нетривиальные научно-фантастические идеи – эта книга вряд ли оставит читателя равнодушным.

Сюжетная линия романа делится на две части. В первой мы следим за приключениями некой Брек, которая шаг за шагом движется к своей, поначалу таинственной, цели. И вот здесь кроется первая оригинальная особенность книги. Брек (иначе 1-Эск 19) – искусственный интеллект, заключенный в человеческом теле. Искин этот некогда управлял боевым космическим кораблём «Правосудие Торена», на протяжении нескольких тысячелетий участвовавшим в экспансии империи Радч, самого масштабного человеческого государства в описываемой Вселенной. Повествование перемежается главами, проясняющими события двадцатилетней давности, которые и довели «Правосудие Торена» до подобного состояния.

Непривычен тот факт, что искусственный интеллект выносится в главные герои повествования. Большинство авторов обычно используют его либо для антуража – как инструмент, подвластный человеку, либо как антагониста, возомнившего себя наиболее развитой сущностью во Вселенной и решившего уничтожить все остальные цивилизации. Энн Леки идёт другим путём. Она не даёт однозначного ответа на вопрос, почему искины империи именно такие, какие есть – могут заводить себе безвредные хобби вроде пения, выделять фаворитов из числа военных, служащих на кораблях, общаться и испытывать дружеские или, наоборот, враждебные чувства к людям и себе подобным. И автор балансирует на тонкой грани – сделай она главную героиню чуть более человечной, или же более похожей на бездушную машину, и в такого персонажа трудно было бы поверить. Однако Брек вышла просто великолепной! Обладающей рациональным мышлением искина и, в то же время, совершающей совершенно по-человечески нелогичные поступки. Да и вообще та часть романа, которая посвящена связи искусственного интеллекта и его тел-ancillaries, которые он использует для совершения действий, невероятно интересна.

Не менее потрясающе выглядит Вселенная Ancillary Justice. Религия, политическое устройство, жители разных галактических систем – всё это складывается в увлекательнейшую картину. В какой-то момент локальный конфликт перерастает в масштабное политическое противостояние, и преподносит несколько незначительных недостатков. Первый – это «киношная» концовка, приятная сама по себе, но выбивающаяся из общего стиля романа. И второй – несмотря на достаточную простоту и чёткость изложения НФ-идей, Энн Леки оставляет за кадром несколько важных вопросов, ответы на которые хотелось бы получить уже в первом томе трилогии. К примеру, я до сих пор мучаюсь догадками о том, что же из себя представляет правитель империи, единый во множестве лиц Анаандер Мианааи. По всем признакам выходит, что это – человек, обладающий сознанием, разделенным на множество тел, потому что вряд ли жители Радча со всей своей высокомерной аристократичностью терпели бы во главе своего государства искин. А если так, то что за технология позволила добиться такого результата, и почему этот способ не используется повсеместно?

Нельзя обойти вниманием и то, что в романе очень специфически обыгрываются гендерные различия людей. Брек является созданием империи, по негласным законам которой физиологические отличия мужчин и женщин хоть и существуют, но им не придается никакого значения. Эмансипация в самом своем критическом проявлении. Поэтому всех встретившихся людей искин именует «она». Несколько персонажей конкретизированы, а на половую принадлежность самой Брек намекает одна единственная фраза, брошенная одним из проходных героев, и характеризующая ее как «tough little girl». Такой способ подачи материала идеально подходит для описания общественного порядка Радчан, хотя поначалу и может вызвать недоумение.

Ancillary Justice – замечательный образец современной фантастической литературы, и меня несказанно радует, что в издательстве «Фантастика Книжный Клуб» готовится к выходу издание на русском языке. Увлекательный сюжет, интересный мир, множество оставшихся невыясненными вопросов и полюбившаяся главная героиня заставляют с нетерпением ждать продолжения.

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 марта 2016 г.

Трилогия Энн Леки – своего рода феномен, одна из немногих научно-фантастических книг последнего времени, которым удалось «выйти из сумрака» и привлечь внимание широкой аудитории читателей, далеких от этого «несерьезного» жанра. Секрет успеха объясняется очень просто: издатели (и, кажется, сама Леки) настойчиво позиционируют книгу как феминистическую фантастику. Ну а с такой заявкой внимание просто обеспечено, особенно если сам текст действительно представляет собой нечто стоящее.

И действительно, читать роман довольно любопытно, но почти сразу же возникают вопросы, на которые я так и не нашел удовлетворительного ответа. Допустим, в языке радчааи действительно отсутствует концепция разделения полов. Допустим также, что в связи с этим все граждане вынуждены использовать речевые формы женского рода, именовать друг друга «она» и точно так же называть себя во внутреннем монологе. При этом автор пытается подтолкнуть читателя к мысли, что этим и обусловлены все особенности Радча с его бесконечными интригами и нагромождением странных и причудливых околорелигиозных ритуалов. Дескать, цивилизация женского типа, она такая. Но при этом получается странное: о каком вообще женском или мужском типе может идти речь, если концепция разделения полов в языке отсутствует? Для радчааи местоимение «она» не будет нести тот же смысл, что и для нас. Это не местоимение женского рода, а единственное существующее местоимение, обозначающее человека вообще. По-хорошему Леки стоило бы придумать некое искусственное слово, но это был бы уже не роман для феминисток, а просто подражание тому же Игану, который уже проделал такой трюк раньше. Да и вообще, как биологически идентичные реальным людям радчааи могли прийти к такому странному языку, который вывернул им всем мозги наизнанку? Все необходимые половые признаки у них есть, даром что бедняги пытаются выглядеть андрогинно. Но размножаются-то они естественным путем, сексом занимаются друг с другом, о чем в книге явно написано. Как при этом можно не осознавать гендерных различий, понять очень трудно. А ведь это агрессивная цивилизация, распространяющаяся в галактике и поглощающая другие народы. А языки этих народов (сюрприз) самые что ни на есть нормальные. И при этом после аннексии неестественный, вызывающий при коммуникации массу проблем радчааи с легкостью вытесняет родную речь захваченных народов в первом же поколении и «переформатирует» мозги бедных аборигенов. Магия, не иначе.

Магия вообще отлично объясняет многие детали романа, которые нам пытаются показать как научно-фантастические. Например, как именно работает разделенное между множеством тел сознание Анаандер Мианнаи? На каком основании можно считать ее единой личностью до раскола и двумя личностями после? Как обеспечивается обмен мыслями и сенсорной информацией на расстоянии многих световых лет? Вспомните, для сравнения, что пишет о роевых сознаниях в недавно опубликованной на русском «Эхопраксии» Питер Уоттс. «Слуги правосудия» на этом фоне выглядят уж слишком наивно для настоящей, серьезной фантастики. Интересно было бы прочесть и о том, как автор представляет себе искусственный интеллект, управляющий одновременно множеством биологических тел-модулей. Как осуществляется управление бойцами эск с орбиты, как именно «личность» ИИ воспринимает и интегрирует чувственный опыт множества тел? Как мы можем говорить, что после уничтожения «Справедливости Торена» Брэк может сохранять идентичность с «исходным» ИИ? Разве возможностей одного тела-модуля достаточно, чтобы хранить весь массив данных, образовывавших личность корабля, который существовал тысячи лет и управлял сотнями тысяч тел? При этом Брэк не способна определять гендерную принадлежность людей, с которыми ей приходится общаться. Ну да, ее «родной» ИИ корабля был запрограммирован на базе ущербной языковой системы. Но ведь корабль-то имел доступ к телеметрии, описывающей практически все физиологические показатели экипажа. Мимика, пульс, температура и кровяное давление. Неужели гормональные различия мужчин и женщин радчааи настолько нивелированы языком, что ИИ способен угадывать мысли людей по микроскопическим изменениям мимики, не имея при этом представления, имеет ли он дело с человеком мужского или женского пола? Неужели, управляя биологически разнополыми телами и воспринимая в реальном времени их чувственный опыт, ИИ так и не осознал, что оные тела физиологически различны и подразделяются на две очевидные группы?

Конечно, не все так плохо. Если не придираться к тому, как именно работают описанные в романе технологии, мы имеем довольно ладный сюжет и множество довольно изящно задуманных интриг, суть которых постепенно раскрывается читателю. Да, поначалу действия центральных героев да и вообще всех радчааи повергают в недоумение, но примерно к первой трети книги все начинает проясняться. Как только читатель возьмет в толк идеологию, лежащую в основе этой вымышленной цивилизации, все сразу встает на свои места. Поведение персонажей, мотивы их поступков и предыстория описанного мира логичны и нигде не противоречат друг другу. Другое дело, что сами базовые установки, в которых вся эта красота работает, кажутся мне невозможными.

Немалый интерес составляет и распутывание головоломок, образовавшихся в результате намеренного именования всех в женском роде. Вот, скажем, лейтенанты Оун и Скаайат: кто из них мужчина, а кто женщина? Если анализировать поступки и слова героев с точки зрения привычной нам системы ценностей и ориентиров, первый персонаж кажется более женственным, а второй мужественным. Однако не стоит забывать, что и в реальном мире гендерные роли разнятся от культуры к культуре, а где-то и вовсе размываются, смешиваются друг с другом. Так что более сильный партнер в отношениях вовсе не обязательно должен быть мужчиной. Да и вообще, разве можно утверждать, что это именно разнополые герои? Ну да, они занимались сексом, но это могут быть и два мужчины, и две женщины. Современная литература, она такая.

Вообще, такое «обезличенное» чтение позволяет очень многое понять о том, какие именно установки относительно гендерных ролей вы разделяете. Например, не раз замечал, что проявляющего физическую агрессию персонажа я по умолчанию считаю мужчиной. Или, скажем, во время пребывания Брэк на базе поймал себя на том, что все наделенные властью персонажи – офицеры, капитаны, высшие чиновники – рисуются мне мужчинами средних лет и в хорошей физической форме. Секретари же, проводники, личные помощники офицеров – молодые симпатичные девушки. Стереотипы, что поделать. Вот это в книге и здорово – она заставляет задуматься о том, что в сознании многих людей целый ряд профессий и должностей промаркирован как «не для женщин». Обидно только, что ровно того же эффекта можно было добиться, введя в текст обезличенные выдуманные местоимения и устранив тем самым многие из отмеченных мной противоречий.

В конце, пожалуй, повторю еще раз, на всякий случай. Меня не раздражает, что персонажей-мужчин в тексте называют «она». Плохо то, что автор, декларируя принципиальное отсутствие в языке радчааи указывающих на гендер структур, тем не менее все равно по умолчанию считает это самое «она» женским родом со всеми сопутствующими ассоциациями и строит целую цивилизацию на базе языковой феминности. Но о какой феминности может идти речь, если родов в языке нет в принципе? К тому же при переводе на русский, где от рода форма слова зависит гораздо сильнее, противоречия лишь усиливаются. Для того же citizen у нас есть две формы – для женщин и для мужчин. Соответственно, в переводе нужно как-то изворачиваться. Или внутренние монологи героев. Тот же Сеиварден знает, что он – мужчина, но все равно должен говорить о себе «подумала», «сделала» и прочее, потому что это единственный вариант, существующий в его языке. Или русские слова «капитан» и «офицер». Из-за того, что для некоторых профессий и статусов у нас все же есть особые формы для женского рода (например, гражданин/гражданка), эти слова перестают восприниматься как гендерно-нейтральные. Те же феминистки любят писать «авторка», «директорка» и прочее в том же духе. Возможно, переводчику стоило поступить так же, все равно специфика романа такова, что это было бы даже уместно.

В итоге не могу сказать, что потратил время на чтение даром – это был увлекательный и небезынтересный опыт. Не уверен, однако, что буду читать продолжение: на манипуляции Леки и переводчиков с языком я уже насмотрелся достаточно, а сам сюжет не настолько интересен, чтобы поставить недавно вышедших «Слуг меча» в список для скорейшего прочтения. Тем не менее этот первый роман я все же рекомендую прочесть любому читателю, который хотел бы держать руку на пульсе актуальных тенденций в современной фантастике. Как бы то ни было, все свои премии Леки получила абсолютно заслуженно. Просто критерии вручения сейчас таковы, что умно и изобретательно продемонстрировать читателю ту же проблему гендерного неравенства намного важнее, чем придумать какую-нибудь научно-фантастическую штуку вроде уоттсовсого роевого сознания. Ну а плохо это или хорошо, каждый должен решить для себя сам.

Оценка: 7
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 23 мая 2016 г.

Отзыв на эту книгу принято начинать с перечисления множества наград, которые она получила. Я их здесь приводить не буду, но желающие могут убедиться и ознакомиться самостоятельно. Крайне удачный дебют для автора в плане признания его книги.

Далее большинство отзывов сходятся на том, что книга неплохая, но явно не заслуживающая такого большого признания. И здесь я вынуждена согласиться.

Хотя задумка очень даже неплохая. Начиная с главной героини (отколовшийся фрагмент полноценного корабельного ИИ, движимый жаждой мести), продолжая декорациями большой межзвездной империи и сложностями ее политического и общественного устройства и заканчивая личностью объекта ненависти героини. Которого не получится назвать просто ее врагом или злодеем. Скорее тираном, который незаметно для большинства (и для себя в том числе) вынужден бороться сам с собой. Сказать большее было бы спойлером.

Так вот, задумка хорошая. Но реализована она не совсем так, как можно было бы ожидать.

В книге не так много действия. О, конечно, есть напряженные моменты и даже сражения. Но большую часть времени герои проводят в хитроумных (порой чересчур) беседах, где осторожно выпытывают интересующую их информацию. Главная героиня в этом плане смотрится выигрышно, она более активна и менее подвержена разговорам и колебаниям.

Вносит свою путаницу и неразбериха с родами и местоимениями. Автор придумала общество, где разница между полами не существенна, но ко всем почему-то обращаются в женском роде «она». Почему именно в женском, не понятно, ввели бы обезличенное «оно». На попытках героини ориентироваться при общении с людьми другой культуры, где пол традиционно важен, построено не мало моментов. И ладно бы, но героиня утверждает, что за девятнадцать лет так и не смогла разобраться в этом вопросе, чтобы безошибочно угадывать, мужчина перед ней или женщина. Не слишком похоже на ИИ, правда? Неправдоподобно получилось.

Ну и наконец, герои пьют чай. Постоянно, это главное времяпровождение любых хоть сколько-нибудь важных в общественной иерархии персонажей. Чай пьют везде и всегда: во время обеда, после, во время ожидания, из вежливости, только очнувшись от ранения — всегда. Это изрядно надоедает.

Итого, небезынтересная книга, но с рядом весьма специфических особенностей. Весьма средняя по общему впечатлению. Но ознакомиться, за что сейчас дают награды, вполне можно.

Оценка: 6
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 марта 2016 г.

Несколько раз пытался начать читать эту книгу. Категорически не пошла.

Автор с самого начала ведет два параллельных сюжетных линии.

И если линия «Квест на замерзшей планете» ещё хоть как-то двигает сюжет книги вперёд, то линия «Аннексия на болотистой планете» сводится только к разговорам и спорам о садах и местах рыбной ловли. От того, что заявлялось как космоопера, ожидал большего масштаба.

Лингвистическая фантастика, которой все восхищались, в переводе пропала. Переводчик путает женские и мужские рода, и вызывает впечатление именно плохого перевода, а не того, что так и было задумано. Гендерная нейтральность обернулась феминистическим бабьим царством, где оба пола вроде-бы равны, но всё равно «она». Может надо было всё-таки использовать «оно» и отклоняться в тот или другой род, при необходимости?

Первый том не дочитал, второй даже не буду покупать.

Оценка: нет
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 марта 2016 г.

Как я понял, мнения о романе Энн Леки «Слуги правосудия» разделились на две части: те, кто считает книгу хорошей, и те, кто ругает ее русский перевод.

Лично для меня и перевод оказался довольно неплохим и качественным, и мнение о самом произведении осталось вполне положительным. При том же, заранее перед прочтением пролистав указания о всех «ошибках переводчика и редактуры», старался как можно больше внимания уделять их поискам. Например, самое встречаемое указание о подобном упущении-минусе говорит, что в переводе исковеркали основное достоинство книги Леки — структуру родов в языке радчааи. Но как раз деление между гендерным и лингвистическим (синтаксическим) родами, контраст между ними в разных языках разных цивилизаций вышло точным. Даже возможная ошибка, которую я углядел под конец «Слуг...», скорее всего таковой и не является вовсе — находит она свое логичное обоснование. Ну, или мне уже померещилось из-за столь многочисленных «наездов» на переводчика. И второе, что часто встречается в списке упреков, спор о том, как же правильно — «Радх» или «Радч». По мне звучит и так, и так.

Касаемо самой книги. Для меня она удалась. Интересный и проработанный мир, качественный роман, интригующий сюжет, сравнительно быстрое прочтение. При том же для тех, кто боится циклов, или возможности недоиздания их, бояться тут нечего — «Слуги правосудия» Леки выглядят вполне завершенными. Но лично меня влекут оставленные на две следующие книги нерешенные вопросы и сюжетные линии. Например, более узнать о прошлом панчеловечства, происхождении радчаии и природе их необычной культуры (да того же языка, в частности), причинах заинтересованности пришельцев в делах Империи, да и не только. На что еще найти ответы и решения есть.

В книжке можно встретить некоторые отсылки к земным параллелям и популярной культуре. К другим НФ-произведениям особенно. Например, общий дух произведения очень напоминает Бэнкса с его «Культурой». Само государственное образование радчаии с его структурой экономики, выраженной в невероятной экстенсивности и милитаризме, делением на граждан и неграждан, тоталитарным устройством во главе с бессменным единоличным правителем, идеологией исключительности и, разумеется, самим названием «Радч» — явная аналогия земного Третьего Рейха. Множественные тела Лорда-Императора Империи Радч и ИИ-кораблей лично мне напомнили не мелькавшую тут коллективную память Бене Гессерит из «Дюны», а Когтей из «Пламени над бездной» Винджа. Конечно, не во всем, с некоторыми отличиями, но общей направленностью, тем не менее. Клиентские отношение старых и новых кланов внутри радчаайской империи напомнили мне подобные же отношения между старыми и молодыми расами из цикла Брина «Возвышение». Ну, и вспомнился недавно прочитанный роман Роберта Сойера «Illegal Alien» с его инопланетной расой, религия которых, как и мистические воззрения радчааи, гласили о «божественном предвидение всего, что случилось и случится».

Но, несмотря на все безусловные плюсы «Слуг правосудия» Леки, его проработанность, вселенную, мое ожидание продолжений, книга не шедевр. Событие в НФ, да, заслужившее некоторые премии, врученные этой работе, но по мне так не все из них. Всегда ведь есть к чему стремиться, не правда ли? А прочитать стоит.

Оценка: 8


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх