FantLab ru

Олдос Хаксли «О дивный новый мир»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.25
Оценок:
3421
Моя оценка:
-

подробнее

О дивный новый мир

Brave New World

Другие названия: Прекрасный новый мир; Счастливый новый мир

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 194
Аннотация:

«О дивный новый мир» — изысканная и остроумная антиутопия о генетически программируемом «обществе потребления», в котором разворачивается трагическая история Дикаря — «Гамлета» этого мира.

Другая аннотация:

Роман содержит очень детальное описание технологии массового клонирования людей.


С этим произведением связаны термины:
Примечание:

1935 — журнал «Интернациональная литература» № 8, стр. 82-108, перевод И. Романович (фрагменты «Прекрасный новый мир»).

В 1980 и 1989 году роман был экранизирован.


В произведение входит:

6.00 (4)
-

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Входит в:

— антологию «Science Fiction and Fantasy», 1977 г.

— журнал «Время и мы, № 17», 1977 г.

— журнал «Время и мы, № 18», 1977 г.

— журнал «Время и мы, № 19», 1977 г.

— журнал «Иностранная литература №04, 1988», 1980 г.

— антологию «Антиутопии ХХ века», 1989 г.

— антологию «Мы. О дивный новый мир», 1989 г.

— антологию «О дивный новый мир», 1990 г.

— антологию «Мы. О дивный новый мир. 1984», 1991 г.

— антологию «Чёртово колесо. Сборник научной фантастики в 2-х томах», 1992 г.

— антологию «О дивный новый мир», 2006 г.


Награды и премии:


лауреат
200 лучших книг по версии BBC / BBC The Big Read, 2003

лауреат
100 лучших книг, написанных на английском языке / The Guardian's 100 Best Novels Written in English, 2015

лауреат
100 самых вдохновляющих романов по версии BBC / BBC list of 100 “most inspiring” novels, 2019 // Политика, власть и протест

Номинации на премии:


номинант
Великое Кольцо, 1988 // Крупная форма (перевод)

номинант
Зал славы научной фантастики и фэнтези / Science Fiction and Fantasy Hall of Fame, 2016 // Творения (выбор публики)

Похожие произведения:

 

 


Мы. О дивный новый мир
1989 г.
Антиутопии XX века
1989 г.
О дивный новый мир
1990 г.
Мы. О дивный новый мир. 1984
1991 г.
Чертово колесо. Том 1
1992 г.
О дивный новый мир
1999 г.
Избранное
2000 г.
Контрапункт. О дивный новый мир. Обезьяна и сущность. Рассказы
2002 г.
О дивный новый мир. Обезьяна и сущность. Через много лет
2002 г.
О дивный новый мир. Гений и богиня
2004 г.
О дивный новый мир
2005 г.
О дивный новый мир
2006 г.
О дивный новый мир
2006 г.
О дивный новый мир
2006 г.
О дивный новый мир
2006 г.
Контрапункт. О дивный новый мир. Обезьяна и сущность. Рассказы
2009 г.
О дивный новый мир
2010 г.
О дивный новый мир
2010 г.
О дивный новый мир
2010 г.
О дивный новый мир
2014 г.
О дивный новый мир. Остров
2015 г.
О дивный новый мир
2017 г.
О дивный новый мир
2017 г.
О дивный новый мир. Слепец в Газе
2017 г.
О дивный новый мир
2019 г.
О дивный новый мир
2020 г.
О дивный новый мир. Слепец в Газе
2020 г.

Периодика:

Время и мы, № 17
1977 г.
Время и мы, № 18
1977 г.
Время и мы, № 19
1977 г.
«Иностранная литература» №04, 1988
1988 г.
Фома № 4 (192), апрель 2019
2019 г.

Аудиокниги:

О дивный новый мир
2014 г.

Издания на иностранных языках:

Brave New World
1932 г.
(английский)
Konec civilizace
1970 г.
(чешский)
Science Fiction and Fantasy
1977 г.
(английский)
Brave New World
2004 г.
(английский)
Brave New World and Brave New World Revisited
2004 г.
(английский)
Brave New World
2004 г.
(английский)
Brave New World and Brave New World Revisited
2005 г.
(английский)
Brave New World
2008 г.
(английский)
Який чудесний світ новий!
2016 г.
(украинский)
Brave New World
2018 г.
(английский)
Який чудесний світ новий!
2021 г.
(украинский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по актуальности | по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  35  ]  +

Ссылка на сообщение ,

За этот отзыв меня, возможно, возненавидят. Многие и многие.

За этот отзыв меня, возможно, проклянут и «правые» и «левые».

А знаете, почему? Потому что мне плевать и на тех и на тех и на тех. Потому что я буду горек, остроуголен и никому жопу не подлижу. Потому что я буду писать так, как МНЕ хочется, страдается, понимается и видится. Потому, что эта Книга заслуживает такого.

Итак.

Безрассудное людское мнение эту книгу, ничтоже сумляшеся, записывает в ранг антиутопий. Каковой факт свидетельствует об удручающем недостатке не только мозгов, но и элементарного умения думать, как такового.

Друзья мои, поверьте мне — эта книга является чистейшей утопией. Доказывать сию очевидную лемму у меня нет ни желания (кому угодно, обратитесь к Томасу Мору и к Томазо Кампанелле), ни ... желания.

Чистейшая утопия. Всем — своё счастье. Вот тут — ВНИМАНИЕ: а, раз, всем — своё счастье, то кого е.....т, КАКИМ путём сие счастье достигнуто?!

Ну, тих-тих-тих — не налетайте на меня, приверженцы реформ, крестьяне с вилами-наперевес, попы с сушеным евреем на кресте и революцьённые матросы в рваных тельняшках. Не надо. Ведь, все мы прекрасно знаем, что всеобщее счастие достигается морем крови.

Так вот.

Я хочу в утопию Хаксли.

Да. Кидайте в меня тряпками и ссаными вениками. Я устал. Я с 11 лет борюсь с системой. Будучи очень умным человеком, понимаю, что зря. Являясь очень умным человеком, понимаю, что система Хаксли вовсе не дурна. Это ему, создателю, который ни разу в жизни не работал (что уж там скрывать), проживавшему наследие предков, она, явившаяся в наркотическом тумане, система — стала страшна. Ах, у него нет свободы выбора (на самом-то деле, даже для диссидентов есть в том мире лазейка) — какой пассаж!!!

Ладно. Много чего я мог бы еще сказать. Но... зачем? И так всё ясно: утопия. счастье для всех (причем, реальное). дурацкий, искусственный образ Дикаря, сублимирующего нормальный половой инстинкт в текста Шекспира. совершенно роскошный (три десятки за него) образ Его Фордейшества Мустафы Монда. ВЕЛИКОЛЕПНОЕ (причем, единственно живое во всей книге) описание игр (в том числе и эротических) семиста девчонок и мальчишек. неубедительная сцена приучения детей-эпсилонов к вреду книжек. дурацкая, хотя чисто фрейдистская, сцена с голой Линайной и большим ребенком Дикарем. совершенно дурацкая попытка Хаксли (впрочем, как и всех «творцов» прото-хиппейского периода) создать образ взрослого чела, «не отягощенного грехом» и оставшегося ребенком (по жизни-то, это имбецил или даун) — иудео-христианская чушь, присущая, к сожалению, многим общинам хиппи в те славные годы (лет через тридцать), когда полунаркотические видения а-ля Хаксли стали, вдруг, дико популярны.

Не...Да...Не...Да...Не...Да...Не...Да... — вот так и Хаксли метался между «да» и «нет»... Как мечется и всё его произведение.

Строй, придуманный Хаксли — идеален. Я хотел бы жить там. Да-да. Нет, вовсе не потому, о чем вы подумали: секса мне и здесь пока хватает. А, вот, адекватной отдачи (денежной) за мою работу — не хватает. А вечером после смены посмотреть развлекательный (да-да) фильм, а не всякие выступления разных ублюдков — не хватает. А поехать в центр города и не видеть там клоунов в вышиванках — не хватает.

Мне много чего не хватает. И, поэтому, я бы предпочел раз-меренный и адекватный мир Хаксли (где я всегда бы знал, чего мне хватает) нашему сейчашнему существованию, сценарий которого написан очень х...евым подражателем Гашека...

Дикси.

А теперь — ругайте меня за продажность и «рабскую психологию». Давай! Налетай!

Я сказал правду. Я был честен. Как — блин, во многом-таки — и Олдос Хаксли!

Таки, девятка.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

После некоторых размышлений решил я дополнить сей отзыв. Написать, так сказать, вторую часть. Ибо первая, как бы она ни была хороша;) , представляет собой практически незамутненный поток эмоций. А теперь... мне хотелось бы совсем чуток порассуждать. Итак.

Что вы выберете:

- мир или войну?

- стабильность или неустроенность?

- благожелательность или озлобленность?

- любовь или насилие?

Вот, о последнем вопросе мы и поговорим. Не, что вы, никаких откровений здесь не будет; и все мои построения не потребуют никакой подготовки (разве что, знания основ фрейдизма). Значицца так: думаю, что пояснять связь между сексом и насилием не нужно, ибо все посетители ФЛ (как я искренне надеюсь) уже переросли уровень детского сада или воскресной школы. Посему, будем считать сублимирование нереализованной сексуальной энергии и комплексов в агрессию — аксиомой. В наиболее тяжких случаях сублимация неотреагированных сексуальных эмоций вкупе с чувством вины приводит к диким патологиям (неохота углубляться, но, чтоб абсолютно ясно были поняты мои слова, в качестве иллюстрации — классика «Молчание ягнят»). Надеюсь, с этим всё понятно? Уж настолько элементарные вещи сказаны.

Теперь разберем в вышеобозначенных координатах сюжет «Дивного мира». Итак, мы имеем идеально сбалансированное общество, в котором вдруг появляется некий осколок его, эдакий «блудный сын» Дикарь. И что мы видим (только! без всяких эмоций! С точки зрения разума)? Общество, готовое, кстати, его принять, оказывается беззащитным перед ним. потому, что он, в данном случае — вирус, разрушение и зло. ДУмаете, я слишком уж? Не-а. Давайте-ка вспомним, что принес с собой Дикарь в этот мир? Глупость и закостеневший разум ему еще можно простить. Но он принес с собой НАСИЛИЕ!!! Что он сделал, когда девушка пришла к нему — не с любовью, конечно, но с предложением высшей степени общения, доступной людям??? Он УДАРИЛ её... Вы понимаете — УДАРИЛ. ОН ЕЁ УДАРИЛ. Ещё раз повторю: У-ДА-РИЛ... Ещё раз спрошу: вы понимаете, что это такое? Вы понимаете, что значит ударить слабого?! Вы понимаете, что от возможности ударить слабого — прямой путь к возможности ударить ребенка, сломать лапу кошке, пнуть бездомную дворнягу... Еще раз спрошу: вы понимаете, что такое — ударить? Я не просто так спрашиваю. Ибо я-то знаю, что это такое. Ибо я могу и умею — занимался всяким-эдаким, таки. И именно потому, что могу и умею — никогда не применю своё умение против слабого. Б**, да «единственная привилегия силы — защищать слабых»(с) Брюс Ли.

Но и это еще далеко не всё. Потом Он, как опасный вирус, нашел себе местечко для существования, откуда заражал своими токсинами боли, злобы и страха окружающий организм-Мир; занимался тем, что в этом мире давно было искоренено. В этом мире насилие давно уже было заменено более высокой степенью человеческой коммуникации (я уж не знаю, какими неимоверными жертвами это было достигнуто). И что мы видим в итоге?! Страшный финал. Но страшный не тем, что этот кадр избавил мир от своего существования. А страшный тем, что впервые за много лет люди, много лет уже как решавшие вопросы психологической разгрузки мирным (даже сказал бы — естественным) путем (да-да! секс я имею в виду!), ведомые примером этого урода, взяли в руки палки\хлысты\не- важно-что и опять скатились к крови и насилию..... И повешение Дикаря добавляет последний штрих к тому, к чему я вас веду!!! Вы поняли?;) Не, правда, неужели, ничего не напоминает?:) Ладно, скажу уж открытым текстом: Дикарь-то, по ходу — классический некроманьяк! Причем, даже, не в рамках того, а и для нашего мира. Все классические признаки — налицо. Мне лень их перечислять — думаю, многие знают истории Джеффри Дамера, Джона Гейси, да, хотя бы, полуреальных маньяков из книг Кинга — и с легкостью все эти признаки сами выведут. Если долго извращаться над природой самого себя — она, эта самая природа, отомстит неожиданно и очень жестоко. Это закон жизни.

Вот так вот, коллеги. Более того, я в юности не понимал, почему Мустафа Монд не ликвидировал Дикаря сразу, а позволил заразе зайти так далеко, хотя изначально же видел его опасность. И только недавно я осознал, что в Новом Мире физического насилия, как метода решения проблем, ПРОСТО НЕТУ, как такового. И «всесильный» Мустафа Монд оказался.... — бессильным перед Дикарем... Таки, П...ц, мои хорошие и умные и т.п.

ЗЫ. А насчет сомы... Не понимаю, чем безвредный и мягкий помощник психологической разгрузки хуже ежедневного шкалика плохой водки или торпеды псевдопива, без которых, кстати, очень многие просто мозгами бы поехали. Кстати, на месте «шкалика» я могу написать «бокал крутого вискаря», косяк, баттл элитного шампанского — не суть, господа, не суть...

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Часть третья, незапланированная.

Так что?! Вы хотите жить в мире, который порождает маньяков? Или вы хотите жить в мире, где маньяков нету? А разница-то — пресловутая «свобода», которая и является самым большим на*******ом, на котором строят свою политику корпорации, правительства, дорвавшиеся до власти маньяки... Во имя этой самой «свободы» полегли тысячи во Французскую Революцию, потом — сотни тысяч в Октябрьскую, и (как следствие последней) — миллионы в Гражданскую войну... ЗАЧЕМ??? Во имя абстракции? Имя которой — свобода?!? И после всего сказанного вы еще считаете положительным образ Дикаря, который хотел миллионы утопить в крови (пусть и неосознанно), только потому, что как и некий Ленин, или Гитлер — не мог нормально трахнуть женщину?!? Да, Дикарь, конечно, не эти монстры, НО, ведь и он несколько десятков человек заставил изойти кровью. Он — зародыш тех монстров, которых я только что упомянул...

Я уж свою жизнь почти прожил. Было в ней всякое... НО, я уверен, что никакая, нахрен, «Свобода» не должна достигаться кровью других людей. Тебе некомфортно в этом мире? — у тебя есть выход, есть своя свобода — вены-то у всех на запястье имеются. Не-ет, ты же, сука, боишься, ты же начинаешь мир под себя перекраивать... — ты нечестен. Ты собственное неблагополучие пытаешься решить за счет других. И кто ты после этого? Ты — чмо. Как только ты попытаешься подставить кого-то вместо себя — ты чмо. Как только ты начнешь взывать к «высоким идеалам», и не смотреть на «неизбежные» жертвы, принесенные на их алтарь — ты чмо. Если ты любишь себя так сильно, что готов весь мир под себя переделать — ты чмо. Если ты любишь себя настолько, что готов всех окружающих спустить в топку — ты чмо. Если ты готов жить за счёт других — ты чмо. Если ты готов удобрить те самые «высокие идеалы» реками крови — ты чмо. Если ты готов убить человека, который не является твоим прямым врагом, а всего лишь придерживается иной точки зрения — ты чмо.

Вот теперь, видимо, дикси.

Оценка: 9
–  [  42  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Превосходный новый мир! Я не могу согласится с большинством читателей и, возможно, даже с самим автором, что этот мир плох, страшен и т.д. и т.п.

Не нравится сома — не потребляй, не согласен жить по правилам — на остров и живи как хочешь, приверженец ретро — резервация к твоим услугам! То, что воспитание такое мощное — хм, а вы думаете у нас оно менее мощное? Это вы сильно заблуждаетесь! Кое-кому работать надо — так без работы жизнь скорее наказание. Нет, ребята, это мир в котором все действительно счастливы, по-настоящему, только счастье там реальное, а не надуманное, вычитанное из книжек. И это счастье вовсе не «низкое», низким может быть его понимание, отношение к нему, но здесь уже все зависит лично от вас. А насчет нечеловечности... Ооо... Это вопрос очень спорный. Вы уверены, что получеловек, живший 1 000 000 лет назад, оценил бы вас и ваш образ жизни положительно? )) Я уверен, что нет! Так и здесь — это другой мир и другие создания. Но говорить, что они или их мир плох — это довольно узкий взгляд на вещи... даже где-то глуповатый ) прошу не обижаться на меня )

Да и вообще, часто говорят пренебрежительно — общество «потребления», фууу. Но почему-то при этом забывают, что чтобы потреблять, надо и производить, а чтобы производить, надо уметь создавать, а чтобы уметь создавать, надо изучать и понимать себя и окружающий мир. На практике, что-то сделать гораздо сложнее чем красиво сотрясать воздух напышеными и пустыми речами. Так что, с таким же успехом общество «потребления» можно назвать и обществом «созидания», обществом «понимания».

Эх, как бы мне заскочить в этот превосходный новый мир, да и остаться там, ну, хотя бы эпсилоном ))

Оценка: 9
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Читаю других комментаторов. Оказалось, что я не один, до кого не дошло, почему это антиутопия. Как ни крути, но в книге нам показывают самодостаточный и функционирующий механизм, который является социально ориентированным обществом. У него есть свои недостатки, но фабрика по производству счастливых идиотов им. Хаксли гораздо лучше фабрики по производству несчастных идиотов им. Оруэлла.

Этика и эстетика жителей дивного нового мира безусловно не совпадает с тем, что преобладало в момент написания книги. Некоторые комментаторы считают, что нравы современности вполне соответствует дивному миру. Тут они немного лукавят, но в общем и целом современность стала немного ближе вымышленному будущему, но это скорее заслуга постмодерна, который допускает, чтобы где-то мог быть огорожен специальный участок, на территории которого единомышленники смогут сходить с ума любым интересным им способом. Так что в наше время действительно можно найти место, в котором люди живут по Хаксли, но это именно что будет какое-то обособленное место. Все так не живут. Но если огородить клуб по интересам нельзя, если все в силу обстоятельств (о них в книге вскользь упоминается) вынуждены жить у всех на виду, то рецепт счастья был выбран правильно — привить любовь к неизбежной социальной среде. Рецепт более универсальный, чем может показаться на первый взгляд. Как мне кажется, этот же рецепт счастья подойдет для счастливой жизни в браке. А вообще «неизбежная социальная среда» может быть чем угодно. Например, раем. В нем тоже найдутся недовольные.

В идеальном мире потребления, нарисованном автором, есть много несуразностей, но одна из них сильно выделяется. В этом мире разрешены наркотики. Не все, а только один конкретный, однако применяемый всеми массово по нескольку раз в день. Даже есть это некая идеальная дурь, которая совершенно не дает физического привыкания (что на самом деле не так) она, судя по описываемому эффекту, должна давать неслабое психологическое привыкание: там эйфория просто даром. Почему такое невозможно идеальном в мире потребления? Потому, что такого рода потребление отменяет все другие виды потребления. Т.е. наркомания будет главной угрозой государственному культу. Парадокс, но именно идеальное общество потребления наиболее быстро должно было бы покончить с традиционной наркоманией, как с угрозой для государственной идеологии. Именно покончить, а не легализовать.

Вторая несуразность — это запрет на определенные виды потребления (цветы и книги), который прививают еще в детстве. В обществе потребления таких запретов не может быть в принципе. Если на примере еды, то чтобы много потреблять недостаточно просто быть неуемным обжорой. Нужно быть эстетом от еды, который захочет попробовать новые блюда, а не будет довольствоваться большими порциями своей любимой гречневой каши. Короче, нужно иметь много доступных разновидностей потребления. Новые виды потребления постоянно изобретают. В них всегда есть потребность. В этом смысле преднамеренный запрет хоть на что-то — контрпродуктивен. Если это не нужно сейчас, то оставьте про запас. Этот строительный материал почти наверняка понадобится в будущем. А еще лучше будет на сберечь, а взять в оборот. Если обычное чтение книги кажется слишком дешевым развлечением, то можно окружить эту деятельность целым ритуалом, который сделает это развлечение дорогом. Например, печатать книги исключительно на дорогой бумаге. Такое потребление сразу станет элитарным, раз современного интернета в книге не просматривается. Аналогично с любованием природой. Если кажется, что обычный пеший туризм за город очень простой и дешевый, то нагрузите этот вид развлечения кучей дополнительного инвентаря, как это сделали с обычными детскими играми с мячиком.

Многие сравнивают эту книгу с «1984». ИМХО сравнивают напрасно. У Оруэлла книга про то, как бесчеловечная система ломает своих граждан, которые еще сохранили в своей душе крохи человечности. «О дивный новый мир» совершенно не такой. Тут никто никого не ломает. Кроме того, в этом мире вообще нет героев, которым можно было бы сочувствовать. Автор намерено делает морально ущербными всех. И лояльных системе. И диссидентов. И не граждан. Дивный мир изменил всех. Протест каждого — это протест против своего места в этом мире. Кому-то не нравится его статус. Кому-то не хватает чувственного удовольствия. Кто-то тоскует по трансцендентному. Но именно что каждый хочет, чтобы мир изменился под него. Так не бывает. Единственный более менее приличный персонаж — это большой босс, который в прошлом тоже был диссидентом, но до которого дошел этот факт. Воистину, свобода — это осознанная необходимость.

Оценка: 5
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Культура рождает цивилизацию. Цивилизация убивает культуру».

Артур Шопенгауэр.

Когда я начал читать роман, то по мере того, как передо мной в мельчайших подробностях проявлялся мир, в котором богом стал Форд, во время индустриальной революции подаривший человечеству конвейер, тем громче в моей памяти звучало высказывание Шопенгауэра. В отличии от другой, не менее масштабной антиутопии Орруэла «1984», Хаксли создал более детально проработанный и оттого ещё более страшный мир близкого будущего, в котором конвейерным способом выращиваются человеческие существа, мать и отец — самые ругательные слова, а имена людям даются из очень скудного списка.

Но ещё больше поражает то, как Олдос Хаксли, в далёком 1932 году почти точно воспроизвёл ту действительность, в которой живём мы с вами. Конечно, гротескного механического воспроизведения детей с генетически заложенной кастовостью пока мы не наблюдаем, но зато отчётливо видны признаки на первый взгляд гламурного и технократического общества, где физическая красота и удовольствия возведены в культ, но пропорционально ей растёт бездуховность и выхолощенность человеческих существ. На смену искусству приходят виртуальные аттракционы, которые всё больше и больше похожи на наркотики. И общество легко контролировать, если дать ему возможность потреблять как можно больше, сделав потребление не необходимой потребностью, а возведя его в культ...

«О дивный новый мир» на первый взгляд только кажется дающим широкие возможности человечеству и местами похож на утопию, но чем больше автор раскрывает нам детали и психологию людей общества будущего, тем всё больше оно кажется антиутопичным и мрачным.

Появление в совершенном мире дикаря Джона показывает нам гигантскую разницу между человеком разумным и человеком конвейерным — и это-то и шокирует больше всего, потому как даже в наше время человек религиозный, каковым являлся Джон (не обязательно верящий в Бога, а именно духовный=религиозный) и тянущийся к знаниям, не всегда выглядит нормальным среди большинства, для которых мораль и нравственность стали лишь атавизмами. Каждый читатель сможет себя почувствовать этим самым дикарём сполна, настолько автор подробно показывает нам подробные психологические портреты и дикаря и представителей разных каст будущего. Параллелей с нашей современностью думающий читатель проведёт ещё немало, я привёл лишь малую часть.

И хотя всё больше и больше проступает сейчас облик дивного нового мира, который Хаксли смог рассмотреть почти девяносто лет назад, но существование литературного сайта, объединяющего думающих людей, такого, например, как «Лаборатория фантастики» вселяют в меня надежду, что предсказание автора не сбудется полностью, а сам роман станет своеобразной прививкой для человечества, которая заставит людей создать более гармоничное и светлое будущее.

P.S.: Единственным моментом, который лично мне показался в романе лишним, стала религиозная фанатичность Дикаря, который, дабы избежать искушения женщиной, занимался самоистязанием. Создалось ощущение, что автор таким образом посмеялся над христианской частью общества, хотя и по тексту признаёт веру в Бога одним из признаков цивилизованного человека, каким мы его знаем.

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«О дивный новый мир» Олдоса Хаксли появился за 17 лет до «1984» и исследовал совершенно иной вариант антиутопии, нежели романа Оруэлла. Если в первом для достижения целей активно применялся пряник, то во втором предпочтение отдавалось исключительно кнуту.

На этот раз люди всего мира живут в едином государстве. Нет необходимости поддерживать постоянный страх народа перед неведомым внешним врагом, ведь общество добровольно загнало себя в антиутопию, возведя себе культ потребления, и доведя его до абсурда. Люди выращиваются в инкубаториях, затем разделяются на пять каст, где у них культивируются приемлемые социальные навыки, затем им прививаются необходимые социальные нормы и потребности, после чего новые члены общества готовы готовы вступить в свой дивный новый мир. Дальше людям, конечно, приходится выполнять определенную работу, но в основном, лишь затем, чтобы занять избыток свободное время. Все-таки перед нами мир светлого роботизированного будущего. В остальном, можно развлекаться как угодно, в рамках существующей идеологии.

И вот в такой мир попадает простой парень Джон по прозвищу Дикарь. Джон был рожден естественным путем в индейской резервации. Само собой, такой человек очень плохо укладывается в рамки существующей системы, и конфликт неизбежен.

Антиутопия Хаксли на первый взгляд кажется мягче антиутопии Оруэлла. Более того, в каком-то смысле «О дивный новый мир» даже можно назвать утопией: нет войн и конфликтов, человечество успешно удовлетворяет свои базовые потребности и все, в какой-то степени счастливы. Вот такая амбивалентность восприятия этой истории у меня сложился.

Оценка: 8
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Долго я не хотел брать в руки этот широко известный антиутопический роман. Как оказалось не зря.

Роман на мой взгляд не однородный. Достаточно медленное и скучное начало (жаль, что на нем не бросил читать), описывающее механизм рождения в новом мире. Потом действие немного оживает, становится интереснее. Появляются герои, их чувства и описание жизни. Потом это все тянется как жевательная резинка. При этом некоторые сюжетные ходы угадываются настолько заранее, что кажутся и вовсе роялями в кустах. Ближе к концу акцент смещается на Дикаря и описание сути нового мира в речах одного из властьимущих.

Вполне возможно, что на момент выхода роман казался совсем иным. Сейчас же он показался довольно скучным и местами банальным. Однако есть в нем и интересные моменты. Описываемый мир — довольно детально проработаный, не без изъянов, но вполне живой и логичный. При этом есть в нем что-то пугающе-пророческое. Иногда кажется, что мир движется к чему-то подобному. Не в целом, но в деталях. Ну а отдельные элементы уж и вовсе за почти столетие с момента написания романа довольно плотно вошли в нашу жизнь: общество потребления, сексуальная вседозволеность и свобода, широкое распространение наркотиков. Гедонизм и упрощение, растворение личности в массах. Единственное в чем видно отличие — с одиночками и теми, кто не вписывается в рамки поступают вовсе не так мягко, как в книге.

Роман о «светлом» будущем для масс, где все похожи друг на друга, где нет места индивидуальности, творчеству. Для кого-то подобный мир наверное мог бы быть раем. И таких наверное было бы много. А другие бы стали дикарями.

Как итог. В целом книга довольно скучна. Отдельные интересные мысли и идеи тонут на общем фоне. Дочитывал с трудом, что вообще для меня не характерно. Если бы была возможность заглянуть в прошлое — читать не стал бы.

Оценка: 6
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Одна из классических антиутопий, наряду с “1984”. Такая классика, что даже в какой-то степени стыдно признаваться, что прочёл я её только сейчас, но лучше уж поздно, чем никогда.

Забегая вперёд: да, действительно классика, и да, читать обязательно.

Мир, в основном, описывается в первой же главе, поэтому, надеюсь, будет не очень большим спойлером поговорить о нём здесь. Итак, в прогнозируемом будущем всё строится на потребительстве, и соответственно Форд, который первым додумался до конвейера, является кем-то вроде бога. Людей выращивают в пробирках и с рождения делят на касты, а семья, родители, отец и мать не только отсутствуют как понятия, но ещё и являются чем-то неприличным. Сексуальная свобода не только поощряется, но, по сути, требуется. А если что-то и идёт не так, всегда есть наркотик, и опять же, его употребление — почти обязанность.

Можно говорить о том, что, скажем, предсказания о потребительстве, сексуальной свободе и массовом приёме антидепрессантов сбылись... но лично мне мир кажется каким-то не таким (для сравнения, некоторые идеи из «1984» мне, к сожалению, кажутся почти сбывшимися — к примеру, политиков, которые сегодня говорят одно, а завтра совсем другое, и с таким видом, будто бы их предыдущие речи нигде не были сохранены, даже и воображать не надо — включайте телевизор и любуйтесь). А вот с дивным новым миром что-то неуловимо не так. Возможно, одна из причин в том, что описанное в романе потребительство слишком навязано, сделано обязательством на уровне закона, в то время как потребительство нашего мира кажется куда более гибким. Например, в романе примитивные спортивные игры запрещены или забыты, и активно продвигается только тот спорт, который требует покупки дорогих устройств — ну, зачем же так, даже из технически примитивного футбола можно создать целую индустрию с клубами фанатов, музеями и шарфиками. Или книги. К чему запрещать или ограничивать книги, если их можно печатать с красивыми обложками, производить дорогие книжные шкафы, размещать отзывы критиков в глянцевых журналах и так далее? Нет, книги как таковые потребительству нисколько не помешают.

Выращивание людей в пробирках и разделение на касты — к счастью, не очень практикуется, хотя кое-каким правителям касты пришлись бы, возможно, по душе. Но интересно отметить, что касты — это типичная деталь антиутопий индустриального века. Вспомнить хотя бы Уэльса с его морлоками и элоями, да и упомянутого уже Оруэла с пролами. Выражаю робкую надежду, что в постиндустриальном обществе касты не нужны, а, наоборот, требуется индивидуальность. Что человечество уже перескочило через потребность в кастах, не научившись толком их создавать.

Ещё одна любопытная деталь, также заметная в первой же главе: даже такая замечательная штука, как сексуальная свобода, может вызвать отторжение, будучи навязанной на уровне закона.

В общем, повторюсь: мир интересен, но кажется (к счастью) достаточно далёким от нынешней реальности.

При этом описание героев в этом мире вызвало искреннее восхищение. Герои здесь прописаны очень чётко, кажутся яркими живыми людьми на фоне не очень реалистичного мира.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Пожалуй, здесь нет полностью отрицательных или полностью положительных персонажей. Если Маркс поначалу вызывает сочувствие, то его дальнейшая готовность использовать Дикаря в своих интригах и ради собственного тщеславия вызывает отторжение. Дикарь, в свою очередь, до занудства благороден — наверно, так вёл бы себя шекспировский Ромео, которого современная Джульетта пригласила бы к себе домой.

Резюмируя: мир, может, и не воспринимается реалистичным, но вот герои в нём живые, и именно это больше всего понравилось в книге.

А напоследок несколько вопросов без однозначного ответа:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Интересен принцип выборов имён главных героев: например, Маркс, Lenina (которую переводят вроде бы как Линайна, чем вводят в заблуждение русскоязычных читателей, но на английском имя вызывает очень чёткую ассоциацию), и многие другие являются явной отсылкой на разнообразных исторических деятелей, но при этом не похоже, что герой наследует какие-либо черты своего тёзки. Бернард Шоу является одним из немногих (чуть ли не единственным) автором, которого продолжают издавать — это какой-то укол в сторону Шоу, намёк на то, что его книги ориентированы на потребителей?

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Не могу сказать, почему, но роман не понравился. Вообще. Я не поверила ни одному герою, особенно, Дикарю. Я не поверила эффективности методов выращивания людей определенных сортов (сперва хотела написать «пород», но это слово их слишком бы оживило; им больше подходит применяемое к растениям слово). Я не поверила реальности существования общества такого типа. Возможно, это потому, что я читала книгу после множества других, имея большой читательский опыт и опыт жизненный, не делая скидку на то, когда был написан роман. «Блажен кто верует» — если бы дивноновые люди читали книги, они бы наверняка избрали эту цитату своим девизом. Но книг они не читали. Да и не жили. Так, функционировали.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Антиутопия про мир будущего с генетически программируемым обществом потребления. Или же утопия?!

Лондон, 2541 год.

Книга начинается с подробного описания конвейера по производству людей заданных каст, от интеллектуалов-управленцев (альфы) до полукретинов-чернорабочих (эпсилоны). Описывается мир, общество потребления, социальный строй, нормы поведения и скрепы. Затем появляется главная героиня, работающая на этом контейнере. Рассказав про её жизнь, главным героем становится второстепенный персонаж. Рассказав про его жизнь, главным героем становится третий, совершенно неожиданный персонаж.

Мне всё очень понравилось. И начало, и каждая часть, и концовка. Книга очень интересная. Сюжет не даёт скучать. Мир очень детализирован, персонажи подробно расписаны и хорошо раскрыты.

Этот роман хоть и не философский трактат, но философии здесь довольно много. Причём очень понятная и доходчивая философия. Всё подробно описано и разложено по полочкам, не нужно ничего додумывать. Информации местами много, не успеваешь переваривать, но воспринимается легко. Мне очень понравился разговор Главноуправителя и Дикаря. Очень много интересных идей, философии, разумных и правильных мыслей. Многие из описанных постулатов мне понравились, со многими философскими утверждениями я солидарен.

Каждый сам решит, утопия этот роман или антиутопия. Всё зависит от мировоззрения, внутренних ценностей, жизненного опыта. Для меня это больше утопия.

Прошло 90 лет с момента написания романа, а он до сих пор актуален и свеж.

В романе очень много отсылок. К Генри Форду, к Шекспиру, к различным деятелям, о большинстве из которых я даже и не слышал.

Осилил за три дня. 288стр, 7ч32мин.

Диктор Булдаков Олег (ЛИ) прочитал восхитительно (9), бодро и с энтузиазмом. С прекрасной музыкальной подложкой. Данную работу ставлю на полку эталонных озвучек! Великолепная книга, великолепный диктор, великолепная озвучка!

Князев Игорь тоже замечательно озвучил (8), но на фоне Булдакова выглядит менее эмоциональным.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

В жанре фантастики особый интерес всегда вызывает фантастика социальная, куда входят сочинения писателей на тему лучшего или худшего устройства общества и всем, что хоть как-то связано с общественными институтами. Авторов этого направления всегда волновал вопрос о том, каким должно быть человеческое общество, что лежит в его основе, какие законы, и можно ли создать идеальную модель социума, в котором все были бы хотя бы относительно счастливы. Разные авторы предлагали различные общественные модели, и сейчас можно назвать десятки произведений в этом ключе. Это, например, «Мы» Евгения Замятина, «451 градус по Фаренгейту» Брэдбери, «Когда Спящий проснется» Уэллса, даже «Выбраковка» Олега Дивова. Сюда же относится величайшая утопия XX века Олдоса Хаксли под названием «О дивный новый мир».

Если говорить о данном произведении, для ее правильного понимания необходимо учитывать следующие важные моменты.

Во-первых, представляется, что этот роман следует отнести к разряду утопий, потому что здесь описывается схема общества, где человек чувствовал бы себя хорошо. Здесь нет ужасов тоталитаризма и ока Большого брата, а люди стремятся к счастью.

Во-вторых, и это тоже существенно, роман написан в 1932 году, то есть до Второй мировой войны, до прихода к власти нацистов и ужасов сталинизма. Соответственно, этот роман по самой своей сути оптимистичен и не омрачен пока еще будущими потрясениями.

Ну и третий момент связан с тем, что данную вещь не надо воспринимать исключительно как фантастику – Олдос Хаксли попытался составить в литературной форме прогноз развития человеческой цивилизации, для чего использовал художественный прием фантастики и ряд научно-фантастических допущений. В каком-то смысле, его роман можно воспринимать как сатиру или гротеск, волей случая с каждым днем превращающийся в действительность.

Ну а теперь по содержанию. «О дивный новый мир» рассказывает нам о генетически программируемом обществе будущего, где социум строго разделен на страты со своими правами и обязанностями, где человек программируется на определенную жизнь, а знание воспринимается как источник страдания. Основной ценностью такого общества является гедонизм и культ потребления. Гедонизм, то есть извлечение из жизни максимального удовольствия, что само по себе вроде бы неплохо. Культ потребления, то есть психология, при которой любой объект мира, неважно, вещь это или даже человек, воспринимается как некий товар, который можно употребить по назначению. С точки зрения такого идеального потребителя между девушкой и бокалом коктейля нет существенной разницы, единственное отличие в том, что первая умеет думать и говорит. И, что еще более важно, такой потребитель воспринимает сам себя как товар, то есть допускает и считает нормальным, что его так же могут употребить по назначению. Главным образом это проявляется в полной сексуальной свободе – любой человек Нового мира может вступить в связь с другим, и это не считается чем-то зазорным. Далее, сама цель этого общества заключается в том, чтобы сделать людей счастливыми, причем любыми средствами – при помощи наркотиков, развлечений, опять же секса, то есть выбор инструментов практически не ограничен: лишь бы человек не думал ни о чем. Думать – это вредно.

И вот в это совершенное общество попадает Дикарь Джон, человек из периферии, из диких поселений индейской резервации, которым чужда жизнь цивилизации. То есть человек из другой системы ценностей, по сути — классического воспитания. При помощи сомневающихся в Системе Гельмгольца и Бернарда он пытается как-то изменить существующее положение вещей. Но сюжет в этой книге не так важен, как сама описанная общественная система.

Основные достижения Хаксли здесь заключаются в следующем:

1. Концепция технократии и генетически программируемого человечества. Судьба человека определяется еще до его рождения, и ничего с этим поделать нельзя. Если ты родился в категории Гамма, то проживешь всю жизнь слугой. Собственно, за это роман относят к разряду антиутопий, то есть по сути такая система говорит о несвободе. Но ведь чтобы понять масштаб этой беды, ее нужно ощутить, а если человек рожден в оковах, как он может узнать, что является рабом Системы? Никак. Для него такая ситуация вполне нормальна. То есть здесь происходит то же самое, что с людьми из культового фильма «Матрица»: мы все живем в иллюзии, мы все рабы, но даже не подозреваем об этом. И это действительно страшно. Это даже страшнее, чем мрачный мир Оруэлла – там человек хотя бы понимает, что несвободен. Здесь же люди даже не подозревают об этом.

2. Культура потребления. Позже француз Бодрийяр напишет книжку «Общество потребления», где подробно распишет общество всеобщего благоденствия и психологию идеального потребителя в условиях либерального общества всеобщей толерантности, его главные признаки и основную опасность. Но Хаксли оказался первым пророком грядущего нового мира. Мы, особенно Америка и Европа, уже живем в этом новом мире, если убрать некоторые гротескные моменты. Попробуйте высказать публично то, что вы думаете, и вы поймете, о чем идет речь. Зайдите в любой торговый центр – и вы поймете, о чем идет речь. Сейчас за деньги можно приобрести практически все. И психология людей нового поколения уже складывается так, что всеобщей ценностью становится не мораль, а деньги. Отсюда представление, что можно купить себе образование, здоровье, любовь, дружбу. Это по-настоящему ужасно, потому что базовые человеческие ценности заменяются искусственными симулякрами – костылями фикций, погружающими человека в мир лжи и глупости.

3. Система всеобщего оболванивания. Вам наверняка знакомо выражение «дураками легче управлять». Это правда, и чем глупее общество, тем легче направлять его развитие по намеченной траектории. Такие люди немногим лучше стада баранов с той разницей что могут разговаривать, читать и писать. Гораздо сложнее с теми, кто думает. Потому что думающий человек задает неудобные вопросы, лезет куда не нужно и вообще, мешает всеобщему счастью. Инструмент управления – минимум информации, некий миф, опять же культ потребления и гедонизма, и какой-нибудь массовый наркотик, что-то дешевое, но эффективное. В наше время это ТВ и Интернет, Хаксли же выдумал специальный наркотик – сому, совершенно безвредное вещество, гарантированно превращающее вас в счастливый кусок плоти. И опасность даже не в том, что его употребляют, а в том, что из гаммы чувств человека полностью исключается страдание. А, как известно, все познается в сравнении, и удовольствие ценно только тогда когда человек долго испытывал лишения: вот поэтому мы так ценим отпуск после тяжелого трудового года. В системе же максимального «релакса» удовольствие быстро утрачивает свою значимость.

Это главные моменты. По тексту присутствует еще множество других маяков, а иные сценки из повседневной жизни людей Нового мира настолько ужасны по своей будничности, что хочется кусать кулаки, чтобы проснуться.

По сути, это произведение во многом перекликается с «1984» Оруэлла, но разница заключается в том, что у Хаксли описана система принудительного счастья, а у Оруэлла – принудительного несчастья.

Свобода – понятие относительное, а человек настолько гибок и легко приспосабливается к окружающей среде, что любая система со временем станет для него нормой. Но великая опасность любой общественной Системы заключается в том, что она всегда ограничивает возможности человека и скрывает от него истинное положение вещей. Спасение – в разуме. Мы всегда должны помнить о том, в каким мире живем, и уметь видеть хищные вещи нашего века до того, как они проглотят нас.

Оценка: 10
–  [  22  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«О дивный новый мир» Хаксли – пожалуй, одна из самых страшных книг, которые я когда либо читал. Страшная не по форме, а по содержанию. Потому, что Хаксли в ней предстает величайшим провидцем. Страшно подумать: многое из того, что раньше любой порядочный джентльмен 30-х поднял бы на смех, сейчас считается чуть ли не нормой, а многое настолько глубоко проникло в повседневность, что становится по-настоящему страшно.

Подумать только, всего за неполных сотню лет общество потребления достигло своего пика. Реклама — беспощадный двигатель прогресса – засоряет своими выхлопами мозги миллионов людей, терпеливо, целенаправленно, воздействуя на подсознание, кропотливо взращивая новое поколение потребителей:

«Чем старое носить, лучше новое купить» — и сотни тысяч людей выбрасывают айфоны четвертого поколения и толпятся перед магазинами в ожидании пятого…

«Прорехи зашивать — беднеть и горевать» — и в мусор отправляются все новые и новые вещи…

«Сомы грамм — и нету драм» — и Уругвай, Нидерланды, Канада и другие выступают за легализацию марихуаны, остальные – производят алкоголь….

«ОБЩНОСТЬ, ОДИНАКОВОСТЬ, СТАБИЛЬНОСТЬ» – и одинаково одетые клоны людей, сплоченных униформой от Гучии, Версаче, Прада, etc выходят на улицы и спешат по делам…

«Каждый принадлежит каждому» — и семейные ценности уже не в моде…

Появляются «ощущалки» в виде 3D-кинотеатров, активно развивается генная инженерия – детьми из пробирок сейчас уже никого не удивишь. И с виду все счастливы: каждый — на своем месте, каждый делает свою работу, каждый – словно винтик в четко отлаженном часовом механизме Большого Форда, который вот-вот готов пробить эру Всеобщего благоденствия.

Однако страшнее всего в этой книге – даже не то, какую цену люди (люди ли?) заплатили за эту эру всеобщего благоденствия – свободу выбора, Культуру, книги (да кому нужны какие-то пыльные тома, когда до ближайшей ощущалки пять минут лету на новеньком, купленном в кредит, вертоплане?). Страшнее всего (по крайней мере для меня) было описание Кипрского эксперимента, того самого, в ходе которого разразилась гражданская война Альф. В этой, казалось бы, крошечной, сцене в полную силу раскрывается еще и талант Хаксли-социолога, который недвусмысленно намекает: дифференциация общества была, есть и будет, и никуда от нее не уйти. Более того: именно таким путем можно сохранить стабильность. Другой вопрос: а нужна ли такая стабильность вообще? У каждого – свое мнение.

Как показывает Хаксли, нужна. Но не всем. Именно поэтому для сильных духом есть два пути: остаться на верхнем уровне Системы (социализм в чистом виде), либо, если от одной мысли об этом накатывает тошнота, — отправиться на Острова (попахивает диссидентством). Путь Дикаря не обсуждается – слишком уж чужероден , и слишком пафосен для этого мира сей персонаж (и, возможно, именно это и не дает мне воспринимать его в качестве нового Гамлета). Посему — финальная сцена не вызывает каких-либо эмоций, более того, слегка смазывает общее впечатление от этой прекрасной книги.

Оценка: 9
–  [  30  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Роман — бомба.

Потому что о действительности, о том, что происходит за окном уже сегодня. Об обществе потребления, где каждый смотрит на каждого как на «кусок мяса», как на бездушный товар, который можно бесконечно, бесконечно потреблять. О заразе гедонизма, что отупляет и делает из человека обладающего интеллектом, послушного, готового все выполнить за таблетку сомы барана. Брэнды, реклама, мода, зрелищные и бессмысленные развлечения — все наши реалии очень напоминают ощущальни и аэрогольф Дивного Нового Мира, люди которого — рабы — даже не подозревают о том, что были рождены в оковах. Рожденный в цепях не знает, что такое свобода. Да и зачем? Ему так хорошо и комфортно. Его запрограммировали быть таким. Вот она — Система, во всей своей красе. Это то, что до глубины души потрясло меня в другом, гораздо более мрачном и жестоком романе-антиутопии «1984», где с главгероем очень жестко обошлись власти. Помните? «Мир — это война»? «Свобода — это рабство?». Сразу задумываешься о том, в каком мире живешь.

Полагаю, уместно провести некоторые параллели с произведением Джорджа Оруэлла «1984» и «Дивным Новым миром». Наверное потому, что обе вещи идеально описывают социальную систему, где человек это винтик, а общественное ставится выше индивидуального да еще и возводится в степень. Только у Оруэлла мы имеем дело с тоталитарной антиутопией, принудительным несчастьем, а у Хаксли все наоборот — перед нами открывается общество тотального принудительного счастья, а посему считаю, что «Дивный Новый мир» следует считать именно УТОПИЕЙ. И еще неизвестно, какая из этих двух Систем страшнее. В романе полно сцен, которые это красноречиво иллюстрируют.

Самое ценное в произведении — это Идея. На некоторые стилистические и сюжетные перекосы даже и внимание обращать не хочется. Сделаем скидку и на год создания — 1932. Что, кстати, может объяснить «мягкость» происходящего: автор еще не наблюдал прелести фашизма и сталинизма. Я просто не могу поставить меньше 10: произведение пророческое, это шедевр на все времена, это Литература, которая отрезвляет, заставляет думать над тем, куда мы все движемся. Что лучше, счастливое стабильное существование без эмоций — или мучительная, но такая яркая и страстная жизнь, решать должен каждый. Каждый выбирает сам, оставаться ли ему ребенком, или взрослеть, быть слабым или сильным.

Это роман о Выборе.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Любопытная история. Решил ознакомиться с ней, когда прочитал «1984» Оруэлла, где в аннотации, прорекламировали данное произведение. Как и 1984 тут описывается некий тоталитарный мир, где все живут сторого по заданной программе, шаг влево-вправо от которой, карается... Только вот подходы у авторов разные — в одном случае государственная система построена на страхе, бесконечной войне, пропаганде, во втором — на изначальном создании и программировании «нужных» и людей, и концепции всеобщего счастья.

И в том и другом случае, эти машины работают, и вполне себе эффективно. Различные инакомыслящие элементы с успехом нейтрализуются, и все их потуги идут же опять во благо госстрою.

История Дикаря мне напомнила два произведения — это «Тарзан» Беррозуа, где тоже этакий изгой из племени обезьян, выживал, самобучался грамоте и в конечном итоге стал вхож в лучшие дома Парижа и Лондона. Так и Дикарь, несмотря на ужасные условия существования в индейском племени, впитал в себя всё самое лучшее, но не приняв всё плохое. Второе произведение — это «Мартин Иден» Д.Лондона, собственно герои очень похожи, их судьба, да и финал — тоже.

Читая, я полагал, что да, Дикарь будет неким мессией, который даже примерял к себе образ Христа — хотя казалось бы, человек выбравшияйся из грязи в князи, будет радоваться жизни, пустится во все тяжкие... но его же высокие моральные принципы (Шекспир могёт!) умелый и опытный государственик обернул против него.

Автор всё продумал и хорошо продемонстрировал, что в созданном обществе нет изъянов, нет места Богу, войнам, несчастьям. Да, есть кое-какие условия, как деление на касты, на сорта людей, но даже здесь всё компенсируется всеобщим «счастьем». И «бунт» Дикаря только лишь дополнил древнеримскую поговорку «хлеба и зрелищ». А для тех, кого не устраивает текущее положение дел — есть Острова, и опять: «Счастье для всех даром, и никто не уйдёт обиженным».

В общем, изложенные идеи в романе интересные, есть над чем поразмышлять, эти идеи не утрачивают своей актуальности и сейчас. Философия/позиция Мустафы Монда, Главноуправителя — как говорится, не в бровь, а в глаз.

Сейчас конечно много в чём-то похожих историй и пишется и снимается (какие-нибудь Голодные игры, там Матрица), но они уже подстроены под современное общество, и соответственно более навороченные, сложные, куча продолжений, концовка естественно другая... «Дивный новый мир» история короткая, линейная, законченная, проста в изложении — легко запомнить).

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Когда мы слышим о научной фантастике 30-х годов, то прежде всего вспоминаем таких ярких её представителей, как Александр Беляев или Эдмонд Гамильтон. Фантастика тех лет довольно наивна, но про роман «О дивный новый мир» можно сказать, что он стоит особняком. Олдоса Хаксли не причисляют к писателям-фантастам, как таковым, но данный роман — настоящая научная фантастика, социальная фантастика, которая и сейчас не выглядит наивно. В частности, Хаксли пишет о генетических модификациях и клонировании задолго до появления самих этих понятий.

Это, конечно, антиутопия. Но это вместе с тем, как ни парадоксально, и утопия. Мир будущего, описанный Хаксли — это стабильное и счастливое общество, общество потребления, где все на своих местах, всем доступны любые удовольствия, никто не испытывает душевных мук и страданий. Да, в этом мире ограничены творчество и наука, и отдельные диссиденты, которые не могут без этого, отправляются в ссылку на отдалённые острова, где могут заниматься тем, чем хотят. Действительно благополучный мир, за который пришлось заплатить свободой отдельно взятых личностей, свободой бороться, сомневаться, испытывать трудности, муки поиска себя. В этом мире для каждого человека предопределено, кем он будет и от чего он будет испытывать удовольствие.

Мир, целиком построенный на заблуждениях и счастливый в своих заблуждениях.

Но так можно сказать практически о любом обществе, так как интересы общества и личности по определению вступают в конфликт. Поэтому будь то, например, Советский Союз, современная Россия, современная Европа или любое другое общество прошлого и настоящего — всегда найдутся те, для кого та или иная формация будет почти утопией или почти антиутопией.

В этом романе заблуждаются все — и рядовые члены общества, и диссиденты, и Дикарь, который противопоставляет себя обществу и начинает молиться всем подряд богам и бичевать себя. Ближе всех к нахождению своего пути может быть Гельмгольц, но и он не способен окончательно избавиться от установок общества, которые внедрялись в его сознание с момента рождения.

Кроме социальной составляющей, роман богат и психологически яркими моментами, когда герои испытывают сильные эмоции (прежде всего это относится к тому же Дикарю Джону), и эти эмоции передаются читателю.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Отличительной особенностью всех «идеальных» общественных систем является их устойчивость, отсутствие революций, иных социальных потрясений, несправедливости, голода, а главное, всеобщее «счастье». На первый взгляд, такие модели общества правильнее именовать утопиями – разве не об этом мечтали многие мыслители и общественные деятели прошлого, называемые утопистами?

Однако при ближайшем рассмотрении многие утопии, особенно в Новое время оказываются антиутопиями; они предусматривают достижение благих целей не очень, мягко выражаясь, благими средствами.

Во всех без исключения произведениях жанра антиутопии важнейшее место уделяется науке и технике. «Идеальные» общества создаются на фундаменте тех или иных достижений научно-технического прогресса. Анализируя роман-антиутопию Евгения Замятина «Мы», я упомянул некоторые научно-технические чудеса, которые обеспечивали «счастье» в Едином Государстве. Наука и техника в этом романе, как и в других антиутопиях, выступает в трёх ипостасях.

Во-первых, как средство познания окружающего мира и покорения природы ради удовлетворения материальных потребностей всех членов общества. Так, в романе «Мы» продовольственная проблема решается путём всеобщего перехода на производство продуктов питания из нефти.

Во-вторых, как средство построения общества наподобие гигантской машины, где каждый человек является маленькой деталькой. В романе «Мы» собирание всех людей в один муравейник осуществляется с помощью Часовой Скрижали и системы тейлоризма.

В-третьих, как средство переделки самого человека. Примеры такого вмешательства в природу человека мы и видим в романе «Мы». В конце романа Благодетель (глава Единого Государства) подписывает указ о том, чтобы все нумера (так называются граждане государства) прошли Великую Операцию по изъятию из мозга «центра фантазии». Это одно из наиболее радикальных средств лишения человека души (её у человека быть не должно, она мешает ему быть счастливым).

Из всех антиутопий наиболее ярко и подробно тема переделки человека освещена в романе английского писателя Олдоса Хаксли «О дивный новый мир», вышедшем в 1932 году.

На этом моменте (переделка человека) я хотел бы остановиться подробнее. Из всех антиутопий, с которыми я знаком, наиболее ярко и подробно тема переделки человека освещена в романе английского писателя Олдоса Хаксли «О дивный новый мир», вышедшем в 1932 году. У Хаксли «идеальное» общество не имеет внешне признаков тоталитарного единообразия. В романе «Мы», например, за гражданами ведётся слежка, их могут наказывать и даже казнить (для этого создана Машина Благодетеля – уникальное техническое средство физической ликвидации). У Джорджа Оруэлла в романе «1984» Министерство Любви отслеживает нелояльных Большому Брату и партии людей и уничтожает их.

А вот в «Дивном новом мире» мы не видим внешнего насилия над человеком. Все по-своему счастливы, по крайней мере не проявляют никакого недовольства. В чём секрет такого «идеального» общества? В том, что у Хаксли другие люди, отличающиеся от обитателей «идеальных» миров остальных антиутопий. Один из десяти правителей Мирового государства («дивного нового мира») Мустафа Монд откровенничает: «Править надо с умом, а не кнутом. Не кулаками действовать, а на мозги воздействовать». Конечно, в системе управления «дивным новым миром» также время от времени происходят сбои, иногда появляются диссиденты. Однако там обходятся без Машины Благодетеля: диссидентов просто ссылают в далёкие края. В романе в ссылку отправляют двух таких диссидентов: Бернарда Маркса в Исландию, Гельмгольца на Фолклендские острова.

Если у Замятина в романе мы видим большое количество технических приборов и машин, совершенно фантастических для времени написания романа «Мы» (чего стоит, например, космический корабль, который должен лететь к дальним планетам), то у Хаксли ничего такого нет. Ну есть у него летательные аппараты (вертопланы), но кого можно было этим удивить в 1932 году, когда роман был опубликован? Да, есть у Хаксли и искусственная еда, но она существует наряду с натуральной. Не то что в романе Замятина, где питаются исключительно продуктами, созданными из нефти.

Зато у Хаксли мы узнаём, что все усилия науки и техники направлены на переделку человека. В современной западной литературе это называется hume-tech (в отличие от привычного термина high-tech). Новый человек должен стать продуктом науки и техники, и к тому времени, которое описывается в романе, эта задача в основном решена. Не до конца, правда, но обитатели «дивного нового мира» ожидают, что не за горами время, когда её решат полностью и окончательно. У Хаксли мы уже видим нелюдей – существ, имеющих лишь человеческую оболочку. Толлько немногие у Хаксли имеют рудименты человеческого сознания и совести.

Девиз планеты в Мировом Государстве: «Общность, Одинаковость, Стабильность».

Принцип «Одинаковости» последовательно проводится посредством организации конвейерного производства стандартизированных людей. В «дивном новом мире» за редчайшими исключениями люди не рождаются естественным путём, а выращиваются в бутылях на специальных заводах – инкубаториях. На выходе этого производства – пять модификаций продукта. В обществе существует пять каст (они обозначаются буквами «альфа», «бета», «гамма», «дельта», «эпсилон»). Соответственно, на ранних стадиях развития человеческих эмбрионов их искусственно разделяют на пять видов с различными умственными и физическими свойствами. Разделение происходит с помощью добавления в бутыль тех или иных веществ и смесей. В рамках каждого вида (касты) продукты должны быть абсолютно одинаковыми, отвечать необходимым стандартам. Унификация достигается путём клонирования (на выходе получаются однояйцевые близнецы). Всю эту кухню можно назвать «генетическим программированием».

На стадии развития эмбриона определяется будущая социально-производственная функция «продукта». У будущих химиков формируют стойкость к свинцу, каустической соде, смолам, хлору. Горнорабочим прививают склонность к теплу. «Эпсилонам» отводятся самые тяжёлые и грязные работы, не требующие интеллекта. На выходе они выглядят полуидиотами. Наиболее высокими физическими и умственными характеристиками должны обладать продукты, обозначенные как «альфа». На них возлагаются функции управления, воспитания, научно-технической деятельности.

Как только младенца извлекают из бутыли (рождение называется «раскупоркой»), он попадает на воспитательный конвейер. Наука создала много эффективных методов формирования «правильного» сознания. Например, во сне ребёнку внушаются установки на потребление, коллективизм, классовые разграничения, гигиену и т. п. Это гипнопедия – гипноз во сне.

Когда дети бодрствуют, у них вырабатывают определённые безусловные рефлексы, чтобы ребенок к чему-то тянулся, а от чего-то отвращался. Например, директор детского сада даёт команду няням привести «ползунков»; няни привозят большие тележки, в которых лежат дети из группы «дельта». Затем он даёт команду подвести ребятишек к стенду с книжками и цветами. Дети тянутся к красивым предметам, но их бьёт током. Операция повторяется, но дети уже не тянутся к цветам и книжкам. Директор объясняет эту меру необходимостью отучить представителей касты «дельта» любить природу и литературу. На их эстетическое и умственное развитие не следует «расходовать время Общества», ведь дельты должны заниматься грязными, тяжёлыми работами. Интеллектуальная и творческая деятельность им противопоказана. При сохранении любви к природе дельты будут пользоваться транспортом, чтобы уехать за город, а это ненужные экономические затраты, от которых «страдало предыдущее общество». Директор уверен, что дети программируются от «ненужного потребления» и детский сад выполняет очень важную общественную задачу.

В процессе воспитания людям прививается любовь к своей касте, восхищение вышестоящей кастой и пренебрежение к низшим кастам. Каждому человеку, независимо от касты, прививается привычка к удовольствиям и развлечениям, культ потребления. Человек потребляющий охотно конвертирует свою свободу в удовольствия (власти и нужна добровольная сдача человеком свободы).

В романе говорится о потреблении не столько привычных продуктов и товаров, сколько наркотиков, которые называются «сомой». Это гениальное изобретение. Сома считается безвредным наркотиком (не препятствующим выполнению социально-трудовых функций) и в то же время эффективным средством, снимающим депрессии. Популярна присказка: «Сомы грамм – и нету драм!» Поэтому жители «дивного нового мира» редко грустят, редко радуются жизни. У сомы есть один недостаток – потребляющие этот наркотик умирают рано. Однако и здесь имеется большой плюс: в обществе нет стариков, граждане «дивного нового мира» живут в радости и не знают, что такое старость. Принятие большой дозы сомы перед смертью делает уход из жизни даже приятным.

Что касается такого столпа государственного порядка, как «Общность», то она возможна лишь при отмене частной собственности не только на средства производства, но и на детей. Мысль о «приватизации» детей никому из граждан Мирового государства даже не приходит в голову, поскольку дети – продукт, сходящий с конвейера Инкубатория. Не может быть также никаких особых прав у мужчины на женщину, а у женщины на мужчину. Института брака и семьи в «дивном новом мире» нет. Наличие постоянного полового партнёра считается неприличным. Пропагандируется принцип: «Каждый принадлежит всем остальным». А хаотичные сексуальные отношения между субъектами называется «взаимопользованием».

Слова «семья» и «брак» имеют оттенок неприличных, а «отец» и «мать» считаются грубыми ругательствами (особенно «мать» – ведь дети не вынашиваются в женской утробе, а выращиваются в колбах). Уроки сексуального воспитания и сексуальные игры обязательны для всех детей, а взрослые ведут беспорядочную половую жизнь и смотрят в кино порнографию. Это считается залогом психического здоровья. Для нестерилизованных женщин обязательна контрацепция и уроки мальтузианства.

Те, кто выстраивал «дивный новый мир», пришли к простому выводу, до которого не могли додуматься диктаторы предшествующих веков: тоталитарное общество, основанное на насилии, неустойчиво. В какой-то момент народ становится сильнее правителей и свергает их. Совсем по-другому выглядит власть над человекоподобным существами, которые чувствуют себя «счастливыми», удовлетворяя свои «базовые» потребности в еде, сексе и развлечениях. Такая власть надёжна, ибо управляет людьми слабыми, у которых нет и помыслов свергать правителей. Зачем уничтожать власть, гарантирующую «базовые» блага?

В 1958 года О. Хаксли написал «Возвращение в прекрасный новый мир». Это эссе, в котором автор констатирует, что мир движется к состоянию, описанному в его романе-антиутопии куда быстрее, чем он думал. Наркотики уже захлёстывают мир. Атмосфера «свободной любви» царит, на семью и брак многие смотрят как на анахронизм. Телевидение стало более эффективным средством «промывки мозгов», чем пропаганда Геббельса. В секретных лабораториях занимаются опытами по части генной инженерии.

О. Хаксли пишет, что послевоенный Запад подтверждает высказанную в романе «О дивный новый мир» догадку о том, что для эффективного контроля над каждым человеком нужно не наказывать за нежелательное поведение, а награждать за желательное. «В итоге террор – менее эффективное средство управления, чем ненасильственное преобразование окружающего мира, а также мыслей и чувств людей», – заключает О. Хаксли. Это и есть та технология «мягкой силы», которая сегодня успешно применяется к людям.

Оценка: нет


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх