FantLab ru

Все отзывы посетителя Линдабрида

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  3  ]  +

Дмитрий Косырев «Амалия и Белое видение»

Линдабрида, 2 июня 2014 г. 20:01

Для меня в этом романе на первом месте оказалась атмосфера. На втором — героиня. И лишь на третьем — сюжет.

Тропики... И джаз... И шпионские страсти... А это вообще сочетается? Оказалось — еще как. Книги Мастера Чэня вообще атмосферны, но эта так напоена влажной тропической жарой, рыдающим голосом саксофона — и еще историческими фактами — что вполне может заменить машину времени. Происходящее на страницах видищь, ощущаешь кожей, пробуешь на вкус.

Героиня неизбежно вызвала в памяти другую Амалию — блондинку-суперагента из исторических детективов Валерии Вербининой. Что ж, сеньора де Соза произвела на меня куда более приятное впечатление, чем баронесса Корф. Она женственна и при этом очень, очень умна, а еще — рядом с ней блондинистая Амалия из России выглядит картонной фигурой.

Сюжет... Сюжет порой отступает на второй план перед редкой эрудицией автора — и это действительно рискованно. Понравится, наверное, не всем. Признаюсь, меня саму в этой книге захватило не столько расследование загадочных убийств, сколько странный клубок исторических судеб, называвшийся Британской Малайей.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Клиффорд Саймак «Что может быть проще времени?»

Линдабрида, 6 апреля 2014 г. 15:41

Мне эта книга напомнила сразу «Заповедник гоблинов» и «Город».

Как в «Городе» — некоторые элементы сюжета. Но «Город» — книга-настроение, вся из меланхолии и светлой грусти. «Что может быть проще времени» по сравнению с ней — почти социологический анализ.

Как в «Заповеднике» — путешественник, вернувшийся со звезд и вынужденный скрываться от компетентных органов (не то он привез!). И фейри-которые-на-самом-деле-вовсе-не-фейри. Даже тема нетерпимости к чужому и непривычному. Но здесь нет мягкого юмора, отличающего «Заповедник».

Да и то сказать: тема нетерпимости для Америки слишком болезненна, лишний раз на такую тему шутить не стоит. И если в «Заповеднике» эта тематика лишь намечена, то в «Что может быть проще времени» составляет сердцевину сюжета. Люди в этом романе неизменно полны страха, а значит, — ненависти. Разумные доводы скользят мимо охваченного паникой сознания. Так Шеп не может доказать перепуганному дальнобойщику, что в небесах не ведьмы летят на шабаш, а всего лишь подростки развлекаются левитацией. И остается лишь одно стремление — уничтожить страшное. Ко всему прочему, у Америки богатые традиции именно в этой области. Таблички «Здесь солнце светит не для парапсихов» (или очень похожие), суды Линча, Ку-Клукс-Клан — все это часть вполне реальной американской истории.

Ответ Саймака на проблему, как ни странно, тоже вполне традиционен. В роли Американского колонизационного общества — Шеп, в роли Либерии — иные планеты.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Джейн Джонсон «Колдовская заря»

Линдабрида, 5 апреля 2014 г. 09:40

Середняки бывают разные. Этот из серии «Не знаю, почему, но я читала это с увлечением».

Стандартная героиня западного (и не только) романа: выглядит, как чучело, кует мечи лучше всех, хамит всем подряд — и совершенно без царя в голове. Толпа поклонников, разумеется, прилагается.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Вот она бежит от нежеланного брака, надо спешить — но разве можно, пока суд да дело, не слазать напоследок вон на ту горушку? Гора священная, за несанкционированный альпинизм полагается сожжение на костре — но героине ведь ХОЧЕТСЯ!

Мало того, что героине все время хотелось настучать по голове. Постоянно портят впечатление нелепые эпизоды и элементы антуража — то рафинированные аристократы почти устраивают площадную драку на королевском приеме, то описывается традиционная одежда женщин в очень уж закрытом обществе, не предусматривающая отверстий для глаз.

И при этом — интересная идея fool's gold. Любопытно было наблюдать, как герои тянутся за миражом: вот она, мечта, только протяни руку! — и каждый раз садятся в лужу.

Оценка: 6
–  [  5  ]  +

Рекс Стаут «Смертельная ловушка»

Линдабрида, 1 апреля 2014 г. 17:56

Захотелось как-то Рексу Стауту пошалить.

Правда, на дворе 1944 год, американская публика ждет от детектива шпионских страстей и военных тайн, и чтобы, конечно, Ниро Вульф был гениален, Арчи — остроумен, а убийцы — коварны. Что ж, раз ждет, то все будет, но пошалить хочется все равно!

И вот Стаут недрогнувшей рукой вписывает в свою книгу историю сверхсекретной розовой (!) гранаты, подаренной (!) Арчи как сувенир (!). Да еще добавляет в текст множество мелких хохмочек.

В качестве классического детектива воспринимать это невозможно. Но в виде забавной автопародии — почему бы и нет?

Оценка: нет
–  [  9  ]  +

Екатерина Коути, Кэрри Гринберг «Длинная серебряная ложка»

Линдабрида, 4 марта 2014 г. 19:27

Наконец-то «Длинная серебряная ложка» вышла в бумаге. И это здорово. Переработка пошла книге на пользу; бумажное издание оказалось не только короче, но и намного менее болтливым, чем прежний электронный вариант. Обложка и внутренние иллюстрации еще добавляют очарования, ведь это — аутентичные рисунки конца XIX в.

Фабула. Восходит, как минимум, к Апулею: молодой человек приезжает в Фессалию в поисках ведьм... ой, то есть, в Трансильванию в поисках вампиров. И, понятное дело, находит искомое. Не уверена, что отсылка к «Золотому ослу» была сознательным ходом авторов — некоторые литературные ситуации витают в возухе тысячелетия подряд. Зато точно присутствует изящное пародирование «Дракулы», «Кармиллы» и (за компанию, чтоб веселее было) еще и «Сумерек» с их бесчисленными клонами. Прибавьте сложные переплетения сюжета, а то и совершенно безумные постструктуралистские фантазии на тему «Мир есть текст». И ведь не возникает ощущения бреда, скорее — хорошей фантасмагории. Тем более, что здесь найдется место и для романтической любви, и для схваток с упырями.

Атмосфера. В книгу погружаешься, точно в реку времени, и легко переносишься в позапрошлое столетие. Можно узнать многое не только о вампирах, но и обо всем том, что зовется историей повседневности.

Персонажи. Они тоже аутентичны. Авторы постарались как следует вписать своих героев в эпоху — и это им удалось. Среди главных героев я бы выделила «ботаника» Леонарда

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(вампир, который боится крови, о-о!),
а среди эпизодических даже и выбрать трудно. Наверное, первый приз по колоритности отдам обращенным Бертой бандитам.

Стиль. Вот это был единственный ма-аленький минус. Книга написана грамотным и гладким литературным языком, но какой-то языковой изюминки, способной намертво врезаться в память, мне в этой гладкописи не хватило.

В итоге все же: прелестная книга, ироничная, атмосферная, умная — настоящая жемчужинка. Предвкушаю знакомство со следующей книгой цикла — «Стенами из хрусталя».

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Антология «Корабль призраков»

Линдабрида, 15 сентября 2013 г. 17:11

Удивительный все-таки жанр — былички. В литературных рассказах о призраках почти всегда есть нечто искусственное, некая игра автора с читателями, то с целью напугать, то позабавить. Ну, а былички почти лишены внешних эффектов, написаны языком скупым, как природа Исландии. Да и с чего же им быть иными? Люди просто рассказывали о том, что считали частью своей жизни. И от этого создавалось впечатление абсолютной реальности происходящего в рассказе.

Былички записывались уже в новое время, так что, несмотря на название сборника, о корабле Нагльфари здесь и помину нет, старые боги ушли навсегда, добрые дисы стали злокозненными демонами. А призраки вот остались. Как не остаться, если они — часть повседневности? Кто-то должен отомстить живым, кто-то и из могилы стремится на свидание к любимой, а кто-то даже после смерти не может расстаться с бутылкой исландской водки. А то и просто приходят перекинуться словцом, вису спеть или посидеть за праздничным столом вместе со всеми. А живые пересказывают истории о призраках — то забавные, то жутковатые, то поучительные.

P.S. Читателю, берущему в руки сборник «Корабль призраков», не стоит ожидать чего-то в духе мистической прозы XIX века, издающейся в той же серии «Азбука-классика». Здесь — фольклор, записанный этнографами-профессионалами, «как есть», и к своеобразной манере повествования надо привыкнуть.

Оценка: 9
–  [  25  ]  +

Надежда Попова «Ловец человеков»

Линдабрида, 14 сентября 2013 г. 13:53

В некотором царстве, в некотором государстве, под названием, кажется, Германия, надумали провести реформу. И переименовали милицию в полицию... то есть, нет, пардон, инквизицию в конгрегацию. Новая силовая структура блещет гуманностью: пытает только в случаях «несознанки», а на костер отправляет разве что одного из десятка. Правда, обо всех этих чудесах прогресса и либерализации мы узнаем от свежеиспеченного следователя конгрегации (или инквизитора? он и сам временами путается), так что верить ему не обязательно... Но высказывать сомнения, если они у вас есть, лучше осторожно: вольнодумцами конгрегация тоже занимается вплотную.

Сразу скажу, что политические взгляды Курта Гессе мне не импонируют. Не впечатлила и вроде бы средневековая Германия, в которой ничего средневекового и ничего германского, в общем, нет.

С другой стороны... язык вроде бы гладкий, сюжет динамичный — отчего не дочитать до конца?

Увы, сюжет-то и оказался моим главным разочарованием в этой книге: уж слишком он стандартный. (Дальше много спойлеров.)

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Великие сыщики нынче не в моде — ну, так вот вам олух, который бестолково тычется носом во все углы, и разгадку ему злодей должен сообщать. (Да, я знаю, что у Курта Гессе это первое в жизни дело, просто уж больно много таких недотеп в нынешних детективах.) Гора трупов в финале и герой едва эту гору собой не пополнил — тоже входит в обязательный ассортимент. И, конечно, злодей не может не произнести перед героем длинную речь, рассказывая о своих злодействах, — иначе просто неприлично. Маньяки тоже всегда привлекают внимание — получите и маньяка.

(Раз уж нужны пояснения: в сцене сожжения замка Каспар проявляет пироманию, а это — психическое расстройство; и как же давно я не видела детектива с преступником без психического расстройства!). И да, психическое расстройство — это такой удобный способ скрыть огрехи сюжета! Если мотивы главгада никак не просматриваются, так легко все списать на его сумасшествие. Кстати, объяснение мотивов Каспара, как ни странно, не устроило не только меня, но и его собственное «начальство»:

» – Вы провалили дело, друг мой. Все вышло не так, как планировалось.

– Я знаю. Никто не убережен от досадных случайностей.

– Постыдились бы. Вашей досадной случайностью был выпускник, мальчишка! Вы должны были добить его, а не устраивать выступления с огнем! Что вы смеетесь?»

И да, мне по-прежнему странно, что никто в глухой деревне, где каждый человек на виду, никакого сумасшествия в нем не заметил.

Словно передо мной выложили конструктор «Детектив современный типовой». Детальки встречаются яркие, конструкция вроде не падает, но тот же набор я уже видела десятки раз.

Оценка: 6
–  [  19  ]  +

Джон Уиндэм «День триффидов»

Линдабрида, 7 сентября 2013 г. 10:45

Говорят, что в Англии — старейшая в мире парламентская система. Что в этой удивительной стране дом каждого — его крепость, люди законопослушны, знают свои права и гордятся своей свободой. Говорят даже, что там, на счастливом Западе, есть гражданское общество. И — ах, да — что там никто не пытается переложить собственные проблемы на государство.

Но вот приходит Джон Уиндэм и обрушивает старую идеологию как карточный домик. Да, в Англии парламентаризм, законность и гражданское общество... пока все благополучно. В мире постапокалипсиса вчерашние граждане мгновенно превращаются в дикарей. Мародерство — а почему нет? Помогать другим — ну, всем ведь не поможешь, так не лучше ли спастись самому, наплевав на прочих? Главный герой так и рассуждает, причем не сомневаясь в собственной порядочности. Как ни странно, картина всеобщего одичания, как и предыдущая, с процветающим демократическим обществом, тоже сидит у Запада где-то в подсознании, не случайно ее воспроизводят в европейских и американских книгах и фильмах с завидной регулярностью. Тонкий, тонкий слой цивилизованности стерт и оставлен за ненадобностью. В каменных джунглях разрушенного Лондона каждый за себя до тех пор, пока... (вот здесь у Уиндэма поистине удивительный момент, если вспомнить мифологию о собственных проблемах и государстве!) пока кто-нибудь не скажет, что нужно делать. Оказывается, без парламента, полиции и судов гражданского общества не существует тоже.

На протяжении книги я не могла не восхищаться решительностью, с какой автор ломает любимые убеждения Запада... и тут же воспроизводит другой, более темный западный миф — о том, что «человек человеку волк», если только государство-Левиафан его не сдерживает.

P.S. Что касается триффидов, у меня возникло смутное желание позвонить в «Гринпис». Ну, в самом деле, у нас есть разумные (!) существа, которых держат на цепи или в загонах. А если и пускают на волю, то калечат. А потом выжимают из них масло. Не принадлежи я сама к одному биологическому виду с автором, то всерьез засомневалась бы, кто тут чудовища и что считать хэппи-эндом.

Общее впечатление: хорошо написанная, умная и очень-очень «западная» книга.

Оценка: 8
–  [  18  ]  +

Георгий Мартынов «Гианэя»

Линдабрида, 3 июля 2013 г. 13:02

Интереснее всего было следить за героиней и пытаться увидеть события с ее точки зрения. Нет, действительно. Гианэя резко выделяется на фоне прочих довольно одномерных персонажей. И на ее плечи автор взвалил поистине невероятный груз. Она одна среди чуждых ей людей, от которых не ждет ничего хорошего. Да и как тут ждать хорошего, если единственная здесь подруга обязательно сообщит куда следует о каждом твоем слове. Если любой твой шаг тут же вызывает шлейф комментариев, часто совсем не добрых: «Ей надо сказать, что она находится на Земле, а не у себя на родине...» «В их мире мораль находится не на высоком уровне...» и т.п. Если единственная твоя защита от возможной враждебности — лишь гордость да молчание. Если, наконец, человек, который нравится, смотрит на тебя как на неведомую зверушку. Недаром у Гианэи вырывается безнадежное: «Я обреченная». Чтобы выдержать такое безмерное одиночество, нужна огромная сила духа — и я искренне восхищалась героиней.

Мир вокруг Гианэи оказался вовсе не так интересен. Простенький сюжет, не слишком продуманная научно-фантастическая часть (чего стоит хотя бы эпизод, когда у землян не оказалось приборов, способных улавливать инфракрасную или ультрафиолетовую часть спектра, и пришлось полагаться на уникальное зрение Гианэи), бледноватые декорации вместо общества будущего. И все-таки здесь есть то, ради чего я читаю советскую фантастику: светлая, чуть наивная доброта, которой так не хватает в нашем настоящем.

Оценка: 6
–  [  7  ]  +

Владимир Аренев «Мастер дороги»

Линдабрида, 23 июня 2013 г. 11:33

С этой книгой я открыла для себя нового автора. Могу лишь сказать спасибо Владимиру Ареневу за возможность заглянуть сразу в несколько разных миров — где-то Лавкрафт, где-то артуриана, а где-то вовсе такое необычное, что и не знаешь, как к этому относиться (я о «Душнице»). Не успеешь опомниться от пейзажа с озером, из которого торчит целый лес рук (и в каждой, конечно, меч), как тебя приглашают прогуляться по Петрограду, да тоже не какому-нибудь, а из стихов Корнея Чуковского. Перефразируя Толкина, передо мной разворачивалось то самое Малое Творение, когда писательский мир обретает вещность, убедительность, зримость.

Какие-то рассказы понравились больше, какие-то меньше, и это нормально. Но ни в одном из них не было скучно. Тем более, что Аренев не улекается конструированием миров ради них самих — в каждом рассказе есть двойное дно, каждый говорит не только (не столько?) о фэнтезийных диковинах, но и о нашей реальности, со всеми ее неурядицами, мелкими и крупными несправедливостями, проблемами.

Бонус для эрудитов: в рассказах Аренева неизменно прячутся «вкусные» детальки: то на полке Шерлока Холмса обнаружится книга Дмитрия Зеленина, то учительница начнет рассказывать про малую эсхатологию...

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Дафна Дю Морье «Моя кузина Рейчел»

Линдабрида, 22 июня 2013 г. 17:37

Корнуолл! Край артуровских легенд, самый глухой уголок Британии, до сих пор сохранивший некую первозданность (что уж говорить о 19-м веке, к которому отнесено повествование?). Корнуолл присутствует почти во всех произведениях Дафны Дю Морье, и любовь автора к этой земле не может не передаться читателю. Прибавьте красивый язык, который напоминает не столько о море, бьющем в утесы Корнуолла, сколько о равнинной речушке — медленной такой, заросшей кувшинками, с извилистыми поворотами. Автор рассказывает историю, никуда не спеша, откровенно любуясь сельской жизнью ушедшей неторопливой эпохи.

Завораживающий антураж и завораживающий язык повествования создают своеобразную магию этой книги.

И на этом фоне — двое героев, взятых не столько из жизни, сколько из литературы. Типажи традиционного готического романа в духе Рэтклифф: роковая итальянская графиня (кузина Рейчел) и молодой человек, в 24 года наивный, как теленок, и целомудренный, как Иосиф Прекрасный (Филипп Эшли). Итак, Филипп Эшли живет себе в своем медвежьем углу и считает, что иной жизни и быть не может. И вдруг! (Обязательно должно быть «вдруг», верно?) Его единственный родственник Эмброз в солидном уже возрасте женится, причем — в далекой Италии, причем — на женщине, о которой никто ничего не знает (кроме того, что она — кузина главного героя). Дальше — больше. Филипп получает от своего родственника странные тревожные письма. И ему остается только гадать, то ли его обожаемый Эмброз стал параноиком, то ли его кузина Рейчел — ведьма, сведшая мужа в могилу. Ни один готический роман не мог бы постыдиться такой завязки. А вот дальше динамика пропадает, предоставляя читателю — по желанию — либо возмущаться тупостью Филиппа, либо любоваться пробуждением первой любви. Тайну до самого финала — в противоположность герою — должна представлять кузина Рейчел. Может быть, она — милая, импульсивная леди, может быть, способна дать пару уроков хоть маркизе де Мертей, хоть Лукреции Борджиа. А читатель все время видит ее глазами недалекого Филиппа, так что и определиться с решением непросто. Еще и хитрая авторесса постоянно сбивает с толку! И если я определение для героини нашла, то за правильность все же не ручаюсь.

В целом, хоть мне и хотелось большей живости, что-то не давало заскучать и закрыть книгу навсегда — должно быть, образ старых добрых викторианских времен, описанных с такой любовью.

Оценка: 8
–  [  14  ]  +

Елена Прокофьева, Екатерина Коути «Жемчуг проклятых»

Линдабрида, 8 июня 2013 г. 18:34

Когда-то, много лет тому назад,

В дни короля Артура (говорят

О нем и ныне бритты с уваженьем),

По всей стране звучало эльфов пенье;

Фей королева со своею свитой,

Венками и гирляндами увитой,

В лесах водила эльфов хоровод

(По крайней мере, верил так народ).

Чрез сотни лет теперь совсем не то,

И эльфов не увидит уж никто...

Персонажи «Жемчуга проклятых», правда, в большинстве своем и не стремятся слушать эльфийское пение, а вот поди ж ты... «Добрые соседи» в Линден-эбби соседствуют с людьми в самом прямом смысле. Да, это не исторический детектив и вообще не детектив — издательство как-то слишком творчески подошло к позиционированию книги. Вместо этого — фэнтези с эльфами и привидениями... Нет, не спешите вздрагивать, широкий поток книг «про эльфей» протекает далеко отсюда. Признаться, я восхищаюсь Екатериной Коути именно потому, что она умеет вывернуть шаблон наизнанку, вернуть читателя к первоисточникам и на их основе создать нечто необычное, а порой — и хулиганское. Ближайшая ассоциация с «Жемчугом» — наверное, Сюзанна Кларк. Порой так и казалось, что из ближайшего леса сейчас вылетит Король Ворон, благо, север Англии — его законная вотчина. Да оно и понятно — «Джонатан Стрендж и Мистер Норрелл», как и «Жемчуг проклятых», написан на материале английского фольклора. В обеих книгах мир фэйри — не всегда прекрасный и далеко не добрый... но он завораживает! Удивительно живописен заросший наперстянками пасторат, живым и неоднозначным вышел образ рыцаря-эльфа (точнее, полуэльфа), который решил отказаться от Третьей Дороги, дороги фэйри. Правда, в отличие от мистера Стренджа, ректору Линдену не приходится иметь дела с армией Наполеона. Да и то сказать — времена изменились, проблемы, стоящие перед Англией, — тоже. События «Жемчуга проклятых» куда более камерны. Ближайшими реминисценциями — если оставить фэйри за кадром — будут скорее «Джейн Эйр» и другие викторианские романы воспитания чувств, нежели батальные полотна Форрестера, О'Брайена или Корнуэлла. И если вас не привлекают книги, сосредоточенные на внутренней жизни героев, тогда, наверное, «Жемчуг» — не для вас. Однако животрепещущей проблемой: кого же полюбит милая Агнесс? — роман не исчерпывается. Век железа и пара во всей свой красе (и уродстве) надвигается, меняет жизнь людей даже в глухом Йоркшире. Со всем викторианским самодовольством и абсолютной уверенностью в собственной правоте. И мистер Хант, если вы только согласитесь его послушать, подробно вам разъяснит, какова должна быть генеральная линия нового века в отношении всяческих фэйри. Или можете посетить проповедь ректора Линдена — тоже незабываемое мероприятие в своем роде. Заодно вы узнаете много нового о доброй старой Англии, начиная с ее этикета и заканчивая ее суевериями. И о Третьей Дороге, что ведет меж папоротников в холмы...

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Лоренс Даррелл «Горькие лимоны»

Линдабрида, 20 апреля 2013 г. 15:15

Обложка и издательская аннотация просто сбивают с толку. Они создают впечатление, что перед читателем — путевые заметки, более или менее красочное описание достопримечательностей, вперемешку с более или менее остроумными рассказами, «как мы добирались до Чего-то Интересного». Надо отдать должное Дарреллу-старшему, все это в «Горьких лимонах» тоже есть. Но книга-то совсем о другом.

В самом начале меня почему-то преследовала аналогия с романом Агаты Кристи «И в трещинах зеркальный круг». Там похожая ситуация: некая знаменитость приезжает в тихую деревушку, чтобы «пустить там корни». И, в довершение сходства, ничего хорошего в обоих случаях не выходит. Но все-таки Даррелл пишет о другом.

Для меня «Горькие лимоны» оказались книгой о том, как разрушаются империи. И Кипр для автора — не просто маленький живописный остров, но и часть «станового хребта империи». И — «Если у вас есть империя, вы не можете взять и отдать любой ее кусок по первому требованию».

А требования звучат. И на Кипре — тоже.

Как многие, оказавшиеся в такой же ситуации, Даррелл никак не может отделаться от недоумения. То есть объяснение-то у него есть (афинское радио), но недоумение все равно чувствуется в каждой фразе. Что случилось? Ведь мир был так устойчив и безмятежен, а редкие вспышки недобрых чувств к англичанам так легко было остановить изъявлением дружбы, фразой на греческом или распитой вместе бутылкой рецины. И вдруг старшеклассницы швыряют бутылками в полицейских. Мальчишек, которых Даррелл учил английскому, задерживают с бомбами в карманах. Сообщения о терактах становятся фоном обыденной жизни. На протяжении книги Кипр из тихого сонного рая превращается в ад.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Линии связи в конторе губернатора выдавали привычные сообщения. «Бомба в кинотеатре в Ларнаке… два человека убиты в кофейне… бомба на автомобильной стоянке в Пафосе… в Фамагусте застрелен солдат…».

Такое чтение может понравиться далеко не всем. Меня — неожиданно задело за живое.

P.S. Как преданная поклонница Джеральда Даррелла, я была рада увидеть его в «Горьких лимонах» в качестве одного из персонажей.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Артур Конан Дойл «За волшебной дверью»

Линдабрида, 22 марта 2013 г. 17:03

«За волшебной дверью» — не художественная проза, не публицистика, даже не просто литературная критика. Если бы дело сводилось к обсуждению достоинств Смоллета или Ричардсона, это эссе не стоило бы и читать. Но здесь — большее. Нам дарована привилегия — слышать, как талантливый писатель признается в большом, искреннем чувстве. Нам дано счастье — это чувство разделить. Что с того, что между нами — многие годы и километры, разница культур, политических убеждений? Важно ли, что литературные вкусы изменились необратимо? Все равно — каждый из нас, читателей, все еще может открыть свою волшебную дверь и оказаться в мире, где нет ничего естественнее любви к книгам.

«Не страшно, что на вашей книжной полке не так уж много книг, а помещение, которое она украшает, выглядит скромно. Закройте за собой дверь и, войдя сюда, отриньте от себя все заботы внешнего мира... И тогда, минуя Волшебный портал, вы окажетесь в сказочной стране, куда волнения и неприятности уже не могут последовать за вами».

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Джаспер Ффорде «Дело Джен, или Эйра немилосердия»

Линдабрида, 19 марта 2013 г. 13:34

Лучшее, что есть в этой книге, на мой взгляд, — авторский мир. Этакая развернутая цитата из Некрасова:

Увы, придет ли времечко

(Приди, приди, желанное!),

Когда народ не Блюхера

И не милорда глупого —

Белинского и Гоголя

С базара понесет.

Ну, здесь с английским колоритом — подростки-фанаты Филдинга, проповедники-сектанты, вещающие миру не о грядущем конце света, а об авторстве шекспировских пьес... Забавно, вот только...

Это ж надо при таком антураже соорудить такую скучную историю! Героиня то ненатурально изображает вьетнамский синдром, то (чаще) просто никакая. Вообще, Крымская война, кажется, вставлена, чтоб было похоже на куковского Гаррета. А вот непохоже. В том, что Гаррет прошел огонь и воду, не возникает ни малейшего сомнения. То, что мисс Четверг никогда не сталкивалась ни с чем опаснее компьютерного шутера, тоже вполне очевидно. Она и ведет себя, как будто в игре-«стрелялке».

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
»- Но когда Колымагги повернулся, я заметила, что он слегка мерцает, и поняла, в чем дело. Не колеблясь, я выстрелила в него трижды. Он упал замертво…

— Вы стреляли в оперативника? — не поверил своим ушам агент ТИПА-1. — В спину?!

Я проигнорировала этот вопль.

— Конечно, это был не Колымагги. С мостовой поднялся Ахерон. Он потер спину там, куда я попала, и добродушно улыбнулся. «Не спортивно!» — улыбнулся он. «Мне не до спорта», — ответила я.

Один из офицеров ТИПА-1 перебил меня:

— Похоже, вы тут уложили кучу народа, и всех в спину, мисс Нонетот».

Плюс постоянное, занудное повторение мысли, что Джейн Эйр лучше остаться с Рочестером. Пусть так, но ведь никакой приличной интриги на этой мысли не построено! С трудом добралась до конца, выяснила, кто же автор шекспировских пьес

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(от авторской версии чуть не стошнило — героинин папаша еще скучнее ее самой),
и закрыла книгу на веки вечные.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Макс Далин «Тракт. Дивье дитя»

Линдабрида, 7 декабря 2012 г. 11:09

«Дивье дитя» — книга-ностальгия, вечная тема гибнущей сказки и столь же вечного прогресса.

Эта книга — для эскапистов или романтиков. Эта книга — о той самой стране «Никогда-Никогда», в которую удается нас увести лишь немногим авторам фэнтези. И важно ли, что волшебство происходит в отнюдь не сказочной деревеньке с неромантичным именем «Прогонная»? Разве не доказал еще Бажов, что Урал и Приуралье полны своих собственных чудес, то прекрасных, то зловещих? Музыкой бажовских сказов переполнено «Дивье дитя». Неторопливый, медленный язык завораживает, как плеск волн реки Хоры, скрипка Егора плетет свое светлое колдовство.

И кажется, что нет важнее в мире противостояния, чем столкновение двух описанных Далиным миров. Один мир живет по законам Государя (Бога, если хотите), и в нем находится место для чуда. Для волчьего пастуха, для леших и птицы Алконост. В другом мире правят свои мистические силы: невидимая рука рынка, дух капитализма. Не сильнее ли они и самого Государя?

Кто-то скажет «сентиментально», и будет вполне прав. Многие сцены нарочито «слезные». Да и ненавистники «Сумерек» наверняка будут плеваться при встрече с вампиром Демьяном. Но как же хорошо это написано!

И — два варианта финала, для романтиков и реалистов. А какой выберете вы?

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Виктор Точинов «Остров без сокровищ»

Линдабрида, 23 октября 2012 г. 08:54

От наших фанфикеров-апокрифистов доставалось уже и Толкину, и Дюма. Что ж, и до Стивенсона дошла очередь? Не совсем. В. Точинов действует совершенно иначе, чем авторы апокрифов. Он не пытается доказать, что Роберт Льюис был не прав. Скорее, наоборот, его цель — понять, что же помянутый Роберт Льюис заложил в подтекст своей книги. И, как хотите, вытащенное из подтекста выглядит вполне убедительно (ну, разве что вертится в голове при чтении аббревиатура ООС: характеры персонажей у Точинова и Стивенсона не совпадают). Автор «Острова без сокровищ» прекрасно знает эпоху, может оценить, что в Англии XVIII в. было реально, а что и вовсе невозможно. И потому в его реконструкции могут попасться моменты не совсем надежные, но логических «дыр» — нет. Так что я прочла «Остров без сокровищ» и с интересом, и с пользой для себя.

Многие реконструкции показались мне естественными, как будто Стивенсон и впрямь так и задумал.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(Что может быть натуральнее, чем отношения Хокинса-старшего с контрабандистами? Такое даже не почиталось зазорным в той среде и в ту эпоху. А уж Ливси в роли якобита смотрится — ну, как создан для этого.)

И хотя порой я возмущалась построениями автора, тут же понимала, что возмущение мое — просто от эмоций.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(Сквайр Трелони — зловещий махинатор??? :eek:)

Вместо резюме. Если вы трепетно относитесь к детским воспоминаниям, то вам, пожалуй, не стоит даже открывать эту книгу. Она — для конспирологов-любителей, всегда подозревавших, что «все было не так». Или для тех, кому просто любопытно узнать и другой взгляд на события, знакомые с детства.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Еремей Парнов «Под ливнем багряным»

Линдабрида, 30 сентября 2012 г. 11:57

Книга написана для той же серии и, в общем, по той же схеме, что и «Витязь чести». Историческое полотно снова взято предельно широко: это отнюдь не только Англия, о которой, собственно, идет речь. Е. Парнов не упустил случая увести читателя в любимую Прагу и щегольнуть знанием «Книги перемен». И точно так же, как в «Витязе чести», на страницах «Ливня» мы сталкиваемся с великим множеством разных людей. Корпит над астрологическими вычислениями Чосер, трясется от страха недалекий король Ричард, плетут интриги флорентийские банкиры, проповедует неистовый Джон Болл. Вся эта колоритная толпа как-то оттесняет главного героя — Уота Тайлера — на задний план.

Но почему-то все те же самые особенности смотрятся в «Ливне» более органично, чем в «Витязе чести». Много мистики, но к средневековью она явно подходит больше, чем к реалистической повести о XIX веке. Мало Тайлера, но ведь и сведений о нем сохранилось совсем немного.

P.S. Вопреки сугубо идеологизированному названию серии «Пламенные революционеры», изданные в ее рамках биографии западных бунтарей и нон-конформистов писались без особенной идеологичности. Это просто добротные образцы советской исторической прозы, и «Под ливнем багряным» — один из них.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Еремей Парнов «Витязь чести»

Линдабрида, 25 сентября 2012 г. 16:40

И чего только нет в этой книге! Таинственная Прага и мистическая Обь, интриги венского двора и могущественный орден иезуитов, вещие знаки и старинные легенды. И все это при прискорбном отсутствии Шандора Петефи. То есть персонаж, носящий это имя, в книге есть — мелькает иногда между рассказами об очередной хитрости отца Бальдура или о странствиях Антала Регули. Но до чего же этот персонаж невыразителен и ходулен! Точно навесили на беднягу табличку «Романтический поэт» и решили, что повествовать о нем следует только высоким штилем и на каждом шагу рвать страсть в клочья — о какой бы мелочи ни шла речь.

Оценка: 6
–  [  8  ]  +

Гарри Тертлдав «Дело о свалке токсичных заклинаний»

Линдабрида, 18 августа 2012 г. 18:07

Это забавно. Текст украшен множеством занятных деталек. Обитатели Энджел-сити добираются на работу на коврах-самолетах, паркуют их стопками, а время узнают, дернув чертенка за хвостик.

Это талантливо. Нет, серьезно, это же надо так блестяще реализовать любимый сюжет нашей литературы «про попаданцев»: офисный планктон превращается в спасителя мира! Если бы еще Тертлдава не заносило на виражах и он не объявлял серенькие достоинства своего героя Великими Добродетелями (не меньше) и не устроил в финале такой хор похвал, что даже самому герою стало неловко!

Это провоцирует на поиски глубокого смысла. Тертлдав прошелся по болезненным точкам американского прошлого и настоящего и счел нужным высказать свое мнение.

Точка 1. Религиозный фундаментализм. В мире токсичных заклинаний религия на первом месте, и нет ничего опаснее утраты веры. Самая страшная беда для ребенка — родиться без души.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Кошмар какой! Бедный малыш, он даже согрешить не сможет! Ужасная несправедливость! Даже Сатана с этого ничего не получит: ведь когда Хесус Кордеро умрет, он просто исчезнет.»

Прониклись? Я — нет, хотя бы потому, что фанатичная вера ничуть не мешает жителям Энджел-сити на каждом шагу прибегать к помощи ада — от мелких бесенят до самого Вельзевула. Как это сочетается с заботой о спасении души — не представляю.

Точка 2. Цивилизация потребления. Ничего более замечательного герои и вообразить не могут.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Общее правило — не универсальное, согласен, но общее — таково: максимальное презрение к материальным ценностям выказывают именно те счастливчики, у которых этих самых материальных ценностей более чем достаточно. Абиссинский крестьянин, страдающий от голода на растрескавшемся от засухи поле, трудяга кананит, чей урожай сожрала саранча, так как местному заклинателю не удалось справиться с Вельзевулом, девчушка из трущоб округа Сан-Колумб с гнилыми зубами, у родителей которой нет денег на дантеолога… Все они не стали бы пренебрежительно говорить о преимуществах набитого брюха и здорового тела — то есть о всем том, что мы воспринимаем как должное, хотя в истории это явление довольно редкое».

Прониклись? Жаль, если нет, потому что в любом случае вас ждет...

Точка 3. Американская экспансия. Хорошо или плохо уничтожать индейцев? А оттяпать у Мексики половину ее территории? С оговорками, но — хорошо! Без мексиканских земель США, видите ли, не могли бы существовать. А индейцы...

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Культура, перед которой они ныне так преклоняются и которую считают древней, не существовала и не могла существовать до прихода европейцев, потому что их собственные предки полностью истребили лошадей Американского континента — что вряд ли может считаться примером заботы об окружающей среде. А огнестрельное оружие, с помощью которого они отважно защищали свою землю от вторжения белых, было все без исключения куплено или украдено у тех же белых, потому что они не знали, как его сделать самим».

Правда, автор в курсе, что на территории Америки существовали и более высокоразвитые культуры, нежели у племен Великих Равнин. С этим логически связана...

Точка 4. Доктрина Монро, каковая в нашей реальности обосновывает права США на Латинскую Америку. И что может быть естественнее? Мексика (Ацтекия) в изображении Тертлдава — место дикое и скверное. Там живут, знаете, ацтеки и, возможно, все еще приносят жертвы Уицилопочтли. Если мексиканский император (ну, не может за пределами США быть республик) отправляет в отставку министров, то он их, конечно, казнит. А сколько оттуда прибывает нелегальных мигрантов!

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Так что самое время спасать от Мексики мир и самих мексиканцев.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Анна Клименко «Кубок лунника»

Линдабрида, 31 июля 2012 г. 08:05

Драматические сцены в наши дни не менее популярны, чем в XIX веке, и частенько при чтении вполне современного романа приходит на память (очень юный) персонаж Теофиля Готье, мечтавший: «...Явись еще один Байрон, я, право, стану прообразом еще одного Лары; муки совести и кровопролитие будут моим роковым уделом, и под нахмуренными бровями скроются тайны ужасных преступлений; отроковицы забудут положить сахар в чай, заглядевшись на меня, а тридцатилетние женщины вновь размечтаются, как при первой своей страсти». В «Кубке лунника», право же, всего этого в избытке.

Итак, Он. Оборотень-лунник, в зависимости от фазы луны то спасает людей, то ест их, причем второе занятие нравится ему куда больше первого. Мрачные тайны, тяжелое прошлое и одинокая жизнь в романтическом замке прилагаются. «Чело графа украшала руна тайны. Нет, даже не так — Тайны с большой буквы. Серебристый свет Ночной Странницы, смешанный с первозданной тьмой небытия, полусвет и полумрак. И никогда не угадаешь, что на уме у этого странного существа, от рождения посвященного луне».

Настоящий байронический герой... Но почему-то у меня не было желания восторженно замереть над остывшим чаем. Может быть, беда в том, что лунный лорд мало чем отличается от длинного ряда вампиров, оборотней, некромантов и т.д., заполонивших книжные полки. Может быть, проблема иная: никакого сочувствия лунники (ах, люди их преследуют!) у меня не вызвали. Ну, вот хотя бы описание замка одного из лунных лордов: «...Здесь повсюду было дерево, по большей части покрытое позолотой. Деревянные барельефы на стенах изображали различные сцены из жизни детей Ночной Странницы, зоркий глаз Малики даже выхватил из всеобщего великолепия занятную сценку охоты лунника на людей». И как люди должны к лунникам относиться?

Она. Ведьма, но не из тех, что летают на шабаш и приносят в жертву младенцев. Героиня занята преподаванием в столичной магической академии. Максимальная жестокость, на какую она способна, — отправить студента на переэкзаменовку. В прочих ситуациях проявляет немалый заряд виктимности и с блеском исполняет роль девы в беде.

Сюжет. Начинается с детектива в стиле Дафны дю Морье — провинциальная гостиница, убитый хозяин, невежественное население и мрачный лорд в одинокой башне. И если бы продолжалось в том же духе, я бы тут не брюзжала. Но сентиментальный триллер вдруг сменяется шпионскими страстями.

Героиня срочно нужна королевским спецслужбам. Зачем? Внятного ответа я так и не вычитала.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Способности у нее средние, никакими необходимыми для соотвествующих органов талантами не обладает, толку от нее в критической ситуации никакого. Но нет — нужно уговорами, шантажом, как угодно залучить ее на службу, чтобы превратить за пару дней в суперагента... Суперспособности, правда, так и не проснулись... Но раз контракт уже подписан — героиню все равно отправляют на спецзадание. Зачем все это было?! Разве только для того, чтобы еще раз столкнуть ее с героем?

Словом... В качестве остросюжетного любовного романа эта книга совсем неплоха, но в качестве фэнтези... мне все время казалось, что передо мной пародия: немного чересчур, немного утрировано.

Оценка: 5
–  [  9  ]  +

Марина и Сергей Дяченко «Мигрант, или Brevi finietur»

Линдабрида, 12 июля 2012 г. 11:48

Странный мир ожидает мигранта Андрея на Раа.

Вторичная реальность внутри вторичной реальности книги. Фэнтезийный мир, придуманный героиней романа в жанре фэнтези.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Это, – начал он, подбирая слова, – как если бы девочка четырнадцати лет захотела придумать комфортный мир, где хотелось бы жить. Ни боли, ни страха, ни потерь. Ни жертв, ни хищников. Свобода, покой, и смерть в глубокой старости…"

Это необычно? Да. Красиво? Наверное. Увлекательно? Не знаю.

Тихим, упорным рефреном звучит стихотворение Лорки с необычным сюжетом. Улитка объясняет муравьям, что такое звезды: «А это огни, что сияют над нашими головами»... Пляшут тени на стенах платоновской пещеры, и люди стараются запечатлеть ускользающие силуэты: у Платона они считали реальностью тени, а для граждан Раа такой реальностью могут быть «огни, что сияют»... Мальчишки и девчонки засыпают, мечтая пройти инициацию-Пробу и стать полноправными гражданами Раа. Стоп. Остановимся здесь, ведь описание Пробы — самая яркая и эмоционально насыщенная часть романа.

И самая странная. В первобытном обществе инициация, в конечном итоге, — проверка качеств, необходимых будущему воину и охотнику. А на Раа... на Раа Проба поощряет и формирует установки, для описанного мира-утопии попросту гибельные. Агрессия. Ксенофобия. Травля «изгоев».

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
"– А это что у нас за бледно-зеленая поросль?

В строю засмеялись.»

Предполагается, что, войдя во взрослую жизнь, мальчишки обо всем этом просто забудут? Что раз усвоенные модели поведения никогда-никогда не возродятся в обыденной идиллии Раа?.. Хм...

Авторов тоже можно понять: без этой нелогичности роман сильно проиграл бы в эмоциональном плане. Слишком далекий от нас платоновский идеализм на отдельно взятой планете так и остается до конца абстракцией (улитка объясняет что-то муравьям). Слишком идеальный мир не дает повода для сопереживания, и роман кажется вялым, особенно на фоне двух предыдущих. И не мудрено. Сюжетная схема все та же, что и в «Vita nostra», и в «Цифровом».

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Герой проходит некую инициацию, сам не зная, зачем это нужно и что из него выйдет в итоге, — герой обретает некие необычные способности — герой превращается в единицу информации: слово, компьютерную программу, передатчик сообщения.

Но вот того напряжения, какое было в предшествующих романах, здесь нет. Андрея никто не заставляет идти на испытание, а главное, если он провалится, то ничего страшного не случится — и это подчеркивается. Так что приключения протагониста на Острове вызывают любопытство, но никак не тревогу за его судьбу.

А уж когда Проба остается позади, все дальнейшее, в сущности, стандартно (ну, за вычетом Платона).

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Попаданец, не реализовавший себя «у нас», но зато «там» спасающий миры.

Где-то я уже это читала...

...Для меня каждая книга супругов Дяченко — шаг в неизвестность. Я не знаю, чего мне ждать, открывая первую главу — восторга, отвращения, ужаса или скуки. Но «Мигрант» не оправдал ни одного из моих ожиданий и ни одного из моих опасений. Он показался занимательным — и только.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Анна Китаева «Перстень без камня»

Линдабрида, 23 июня 2012 г. 17:49

Судари и сударыни, добро пожаловать в Бедельти — самый престижный курорт для гостей из Северной и Южной империй. Чудесный городок, уверяю вас: уютный, как сказка Андерсена, и веселый, как гриновский Зурбаган. Это столица крошечного королевства Трех островов, а правит там молодой и простодушный король Орвель.

Но предупреждаю: в Бедельти нет ехидных рыжих ведьмочек, нет сверхмогучих попаданцев и попаданок, нет эльфов и вампиров. Здесь даже магии нет — за исключением только дней карнавала. На праздник смены сезонов король вставляет в свой перстень синий камень — небесный обсидиан — и начинаются веселые чудеса. Превращенный в дракона хозяин кабачка крутит в воздухе фигуры высшего пилотажа, старый фокусник показывает свое искусство, а Северный ветер и Южный ветер развлекаются вольной борьбой.

И ведь на курортах собирается самая пестрая публика, верно? Ну, где еще могли бы встретиться военные советники Севера и Юга блистательная Кристеана дор Зеельмайн и великолепный Мбо Ун Бхе...

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Писцы монотонно скрипели перьями. Военные советники Севера и Юга, разделенные столом, вперились один в другого яростными, ненавидящими взглядами, один взгляд обжигал, другой замораживал, кипела лава, струился леденящий холод…"

...капризная блондинка Тильдинна...

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Она полагала, что весь мир — занимательный спектакль, затеянный исключительно для ее, Тильдинны, развлечения. Ну, а муж, понятное дело, должен был обеспечить места в генеральной ложе бельэтажа или хотя бы в ложе-бенуар — иначе зачем он ей, этот муж?»

...монахи-пустоверы, названные так, поскольку веруют исключительно в Бога Нет и в то, что свято место пусто, а также беглые каторжники-маги Бенга и Руде Хунд, воришка Нисси, проклятый капитан Бван Атен...

Да, но что будет, если карнавал затянется? В любой мифологии смена сезонов — опасное время, когда силы иного мира подступают совсем близко, угрожая людям. И карнавал — не развление для скучающих туристов, а средство обмануть, отпугнуть страшную нежить, вернуть миру утраченную стабильность.

Вот и Трем островам затянувшийся карнавал грозит бедами, и то, что король Орвель под действием проклятия не может сбросить обличье зверя, — наименьшая из них.

Точно морской змей, обвившийся вокруг Золотого острова, в глубине книги таятся иные смыслы. Фэнтези и вообще-то связано с мифологическим мышлением, а в «Перстне без камня» эта связь на редкость прочна. Любитель фольклористики найдет здесь характерные намеки: смена сезонов как миг волшебства и как возвращение в мифологическое время первотворения / конца мира; пословицы как осколки мифов, чей смысл забылся, и прочее.

Есть в «Перстне без камня», конечно, и недостатки (и он совершенно точно не понравится суровым любителям боевой фантастики), но придираться в данном случае не хочется. Исключительно приятная книга, с оригинальным миром и мягким юмором.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Эрл Стенли Гарднер «Дело кричащей женщины»

Линдабрида, 12 июня 2012 г. 08:45

Если мистер Кирби является домой заполночь и плетет жене какие-то басни, то миссис Кирби не находит ничего лучше, чем обратиться к адвокату. Пусть-ка выведет муженька на чистую воду! А если адвоката зовут Перри Мейсон, то он не только выполнит поручение клиентки, но и раскопает все, что за этим кроется.

Милейший мистер Кирби и впрямь украшает повествование своими вечными небылицами (он коммивояжер, так что здесь профессиональная деформация :wink:).

Прочие элементы сюжета более-менее знакомы поклонникам Гарднера и вполне укладываются в формулу качественного детектива из серии о Мейсоне. Конечно, наклевывается запутанное дело об убийстве и конечно, Перри станет блистать в зале суда — можете даже не сомневаться!

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Феликс Х. Пальма «Карта времени»

Линдабрида, 28 мая 2012 г. 17:29

Увы, конторы Гиллиама Мюррея с ее турами в будущее в нашей реальности нет. Зато есть «Карта времени», дебютный роман Феликса Пальмы. «Какие же еще чудеса мы для вас приготовили? Если вы хотите это узнать, читайте, вчитывайтесь в каждое слово, ведь очень скоро вы сможете путешествовать во времени куда захотите: и в прошлое, и в будущее». :gy: Так и видишь за текстом усмешку автора: ну же, вы столько раз уже глотали эту наживку, идите теперь на мой крючок!

Трогательная любовная история? Вот вам две на выбор. Восстание машин? Вы станете свидетелями эпической битвы капитана Дерека Шеклтона с Соломоном, жестоким повелителем роботов. Патетическая речь злодея перед благородным героем? Без нее и вовсе нельзя обойтись. Красочные подробности викторианских нравов? Сколько хотите! Технические детали путешествий во времени? Наверное, еще ни в одном романе не встречалось так много способов это сделать. Тут и уэллсовская машина, и дыра в четвертое измерение, и буравчик для сверления ткани времени, и даже любимый прием наших попаданцев: «потерял сознание — очнулся в прошлом».

Для более изощренных читателей — таких, как фигурирующий в романе Герберт Уэллс — припасено нечто вроде заговорщического подмигивания: «Я делаю ставку на вашу любознательность. Только мы с вами знаем, что здесь разыгрывается фарс». :wink: «Карта времени» — изящная литературная игра, в которой, быть может, многовато искусственности, аллюзий ради аллюзий, риторики ради риторики, но зато и тонкого издевательства над канонами жанра сколько угодно. Наверное, ни один автор хроноопер не тратил столько времени на то, чтобы разбить в пух и прах собственные построения. Сложные закольцовки и пересечения сюжета только подчеркивают иронию автора. Похоже, Феликс Пальма в детстве любил строить песчаные замки — просто ради удовольствия их рушить.

Оценка: 9
–  [  23  ]  +

Лайон Спрэг де Камп «Да не опустится тьма»

Линдабрида, 21 мая 2012 г. 12:56

Этому роману можно многое простить. За антифашистский пафос. За страстное «да не опустится тьма» накануне мирового кошмара. И бесспорно, Спрэг де Камп умеет писать захватывающе, заставляя читателя глотать страницу за страницей. Но потом откладываешь книгу в сторону и начинаешь размышлять... Причем размышлять, как многие из уже отписавшихся здесь, о наивности и легковесности.

Первое, что бросается в глаза, — полемика с Твеном. Герой попадает не в условное средневековье рыцарских романов, а в исторически конкретную Италию VI века. Стала ли от этого книга «реалистичнее»? Увы, ни в коей мере. В конце концов, в янки — кузнеца, ветеринара, мастера на оружейном заводе, который «умел сделать все, что только может понадобиться, любую вещь на свете», верится больше, чем в то, что сугубо кабинетный историк сможет собрать печатный станок или паровой двигатель.

Крупные прорехи зияют в самой концепции камповского варианта прогрессорства, мешая поверить в финал (а ведь хочется). Что, собственно, пытается сделать герой, чтобы предотвратить Вторую мировую? Предотвратить средневековье. Сохранить античную культуру и высокий уровень просвещения (за счет печатных книг и газет). Ускорить технический прогресс. Остановить складывание крепостничества. Защитить Италию от византийского вторжения.

Ну, что ж, книгопечатание — это прекрасно, но многие ли в готской Италии могли читать по-латыни? Нужна реформа образования, о которой герой и не задумывается. На выходе получаем невежественное большинство населения и блага культуры для избранных. А можно ли остановить процесс закрепощения разовым освобождением колонов? Очевидно, что прекрасная Доротея переживала зря: ее колонам дали волю, но землю, похоже, только пообещали. И куда пойдет новоиспеченный вольный италиец? Правильно, к патрицию, отцу прекрасной Доротеи, чтобы взять в обработку участок на любых условиях. Да и наличие земли, как показывает история, тоже не всегда спасает: возникает система под названием пеонаж. Добрый помещик ссужает крестьянина семенами, орудиями труда, платит за него налоги и т.п., и вот уже долги вольного италийца патрицию таковы, что не расплатиться ни ему самому, ни его детям и внукам. И феодализация начинается по второму кругу. Так что темное средневековье все равно маячит на горизонте, пусть даже в нем будут телеграф и газета.

Ну и последнее — сохранение античной культуры, возрождение Римской империи — все это лозунги, которые Муссолини не только не мешали: дуче их активно и с удовольствием использовал. И де Камп сам же об этом упоминает в начале романа! Так что смысл спасения именно государства остготов как последнего оплота античности не вполне очевиден: как это помешает тьме опуститься? А как может воспрепятствовать фашистам технический прогресс?

При всех несомненных достоинствах, роман показался мне не до конца продуманным.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Наталия Ипатова «Обитель Мерцающих Камней»

Линдабрида, 12 мая 2012 г. 16:14

Итак, еще одна сказка о любви. На фоне двух предыдущих — неудачная. В качестве антуража на сей раз избрана стилизованная средневековая Англия, как в «Сказке зимнего перекрестка» — Франция. Славный король Ричард возвращается из крестового похода, чем не завязка для хорошей истории? Ну и, конечно, какая же Англия без Шекспира? При желании можно поразвлекаться, отыскивая в тексте отсылки к «Двенадцатой ночи», «Как вам это понравится» или «Зимней сказке».

И при этом повесть как-то скомкана. Нет мира, есть набор слабо связанных локаций: дом Абигайль, тюрьма Финик, обитель Мерцающих Камней и т.п. В целостную картину они не складываются.

Нет героев, есть маски, как в комедии дель арте: Ричард — ревность, Реджи — благородство и т.д. По одной черте характера в одни руки!

Нет сюжета, есть дэйдрим некрасивой девушки: «вот я что-нибудь этакое сделаю, и первейший красавец-герой-и-вообще-душка тут же бросит свою роскошную блондинку и будет любить только меня, при всех моих комплексах и невзрачной внешности». Что характерно, влюбляется он с места в карьер и на всю жизнь, так что палкой не отгонишь. Типично шекспировский сюжетный ход, конечно, но смотрится он здесь совершенно иначе, чем в комедиях Барда. Уж слишком все гладко и ненатурально. Некоторая неестественность ситуаций, на мой взгляд, отлично видна в сцене встречи Онор с ее будущей свекровью.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Графиня с ходу одобряет возлюбленную сына, увидев ее в первый раз в жизни, в полутьме и в мужской одежде, причем гордая аристократка даже мимолетно не интересуется родословной своей невестки.

Оценка: 6
–  [  16  ]  +

Клиффорд Саймак «Город»

Линдабрида, 7 мая 2012 г. 19:39

Давно мне не попадалась настолько необычная книга. «Город» — не роман в привычном смысле. Волшебная сказка в жанре science ficton, литературная игра, анатомия меланхолии, миф или поэма — или все это вместе. Это красота для самой себя, и даже столь высокоученые и достопочтенные Псы, как Борзый и Резон, не смогут найти в ней практического смысла. :wink: Окно в иной мир, странный и печальный, а потому неожиданно прекрасный. Мир, где никому не дано надежды. Где мечты не сбываются, а если сбудутся — горе мечтателям! Где каждое новое открытие — шаг к увяданию, а не к расцвету. Откуда можно уйти, но никогда нельзя вернуться. И только усадьба на холме все стоит, а тысячелетия летят над ней.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Константин Костинов «Сектант»

Линдабрида, 3 мая 2012 г. 19:09

Мне показалось, что у этой книги один, но солидный недостаток: авторские рассуждения, как бы они ни были остроумны и интересны, не должны отодвигать на задний план сюжет и героев. «Ксенотанское зерно», кстати сказать, в этом плане лучше сбалансировано.

Первая линия размышлений автора — реальные возможности «попаданца» в новой для него среде. Сможет ли он и впрямь рассказать Сталину о будущей войне / занять руководящий пост / собрать автомат Калашникова... и далее по списку, allegro con variazioni. Герой романа Сергей-Вышата тотчас наталкивается на мысль, что попасть к Сталину на прием едва ли так легко, заставить себе поверить — еще сложнее, а для «изобретения» автомата неплохо бы знать его устройство. Просто здорово, особенно на фоне легиона мегакрутых «попаданцев», подобными мыслями не осененных.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Плохо при этом то, что финал абсолютно с общей здравой позицией автора и героя не вяжется, как будто взят из другого романа — словно К. Костинов решил напоследок угодить любителям штампов.

Вторая линия, выстроенная тщательно и любовно: противопоставление «альтернативной» и «реальной» истории. Здесь кроется львиная игрового заряда книги и есть где разгуляться авторской иронии. Невеликие познания Сергея в истории, почерпнутые из плохо выученных учебников и мельком просмотренных телепередач, сталкиваются с реальностью 1925 года... Или это была альтернативная реальность? Получается забавно, скажем, когда Сергей выясняет, какую именно «грозную» должность занимал тогда Сталин, или пытается получить паспорт. Но здесь же и опасность для книги: описания советской действительности периода нэпа частенько превращаются в прямую агитацию (уж и не знаю, спеть ли «Марш энтузиастов» или от души зевать? по мере чтения, первое желание плавно переходило во второе), а изумление Сергея при столкновении «не с теми» большевиками длится, на мой взгляд, слишком долго.

Сюжет в книге пусть не играет главной роли, но все же присутствует, причем занимательный; одна из многих неожиданностей, подстерегающих Сергея, — сколько возможностей для экшена предоставляет «неинтересное» время. Стиль хороший, несмотря на кое-какие огрехи по части орфографии (я читала самиздатовский вариант). Словом, хотя бурного восторга у меня это произведение не вызвало, для себя зачислила К. Костинова в список авторов, которых можно читать.

Оценка: 7
–  [  11  ]  +

Филиппа Грегори «Наследство рода Болейн»

Линдабрида, 27 апреля 2012 г. 11:54

«Посмотрим, посмотрим, что у нас тут?» Снова Филиппа Грегори ухитрилась найти совершенно неожиданный ракурс в совершенно избитой (казалось бы) истории. Всем известно, что Генрих VIII отверг Анну Клевскую, так как в жизни выглядела она хуже, чем на портрете Гольбейна. А может, все было совсем иначе? Все в курсе, что Екатерина Говард была просто потаскушкой, за что и поплатилась. А может, и это не совсем так? И, конечно, роман украшает фигура Джейн Болейн — интереснейший персонаж, право же, особенно на фоне слишком уж положительной Анны и слишком уж пустенькой Китти. Какая выразительная автохарактеристика вложена в ее уста: «Я снова выказала преданность, снова обрела доверие. Я опять при опочивальне королевы, на самом важном месте, мне можно доверять — я непременно предам. Была верным другом королеве Екатерине, королеве Анне, королеве Джейн и еще одной королеве Анне. Наблюдала, как их лишают монаршего благоволения, как они умирают, как отправляются в изгнание. Меня надо опасаться, словно чумы».

Созданная автором картина деспотизма Генриха просто потрясает. Как говорит Китти: «Знаю одно — наш мир подчиняется прихоти безумца. Он король, глава церкви, Бог говорит его устами. Если он скажет: «Это так», кто осмелится возражать?» Никто не может чувствовать себя в безопасности. Ничто не защитит от обвинения в измене, от тюрьмы, от плахи. Анна случайно уронила распятие. Бабушка Китти Говард не рассказала королю о романе своей внучки. Томас Кромвель привез королю невесту — а тому она не понравилась. Что угодно может оказаться государственной изменой — любой поступок, слово, даже мысль. Не удивительно, что центральным образом романа становится то самое наследство рода Болейн — не титулы, не земли и не трон королевы Англии — а плаха.

В минус могу записать только некоторую затянутость. Автору уж очень нравится подробно расписывать все, что для нее важно: как Анна мечтает стать хорошей королевой, или как Китти пересчитывает полученные подарки, или еще какую-нибудь характеристику персонажа; однотипные эпизоды повторяются, иногда без особой необходимости.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Наталия Ипатова «Сказка зимнего перекрестка»

Линдабрида, 17 апреля 2012 г. 13:01

Вам нравятся красивые истории без всякого р-реализма? Вам хочется иногда ощутить нездешнее очарование Фаэрии? Тогда, вероятно, эта повесть сможет согреть вас зимним вечером, и на вьюжном перекрестке — да-да, там, где стоячий камень с изображением двойной секиры, — вы увидите призрачный замок Тир-нан-Ог, и всадников в странных доспехах, и прекрасных охотниц в шелках.

Нет, правда, «Сказка зимнего прекрестка» написана очень красиво. И эльф Туолле, затерявшийся среди человеческого сброда, трогателен, и любовь к нему смертной девушки Агнес вызывает сочувствие — кто из девиц в юности не грезил о благородном рыцаре и возвышенной страсти?

Кстати же, впору поблагодарить автора за предложенный финал.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Желающих узнать, что было бы, если бы эльфийский король все же остался, отсылаю к роману Жорж Санд «Лукреция Флориани». Главный его герой, Кароль фон Росвальд — просто-таки близнец Туолле.

А теперь о печальном. Красивости в тексте не всегда подходят к месту и к говорящему. Ну, не может средневековый наемник думать такое: «Даже одетый как все, этот мальчишка будет выделяться как недосказанность», — ландскнехту о недосказанностях и прочем поэтическом вздоре и знать-то неоткуда.

Завязка сюжета — гибель высокотехнологичной и высокогуманной цивилизации под натиском дикарей, — разумеется, выполняет свою художественную задачу. Эльфов жа-алко, что автору, в общем, и требовалось. Но все равно непонятно, почему, зная электричество, атомную физику и прочие весьма полезные в этом деле науки, они не смогли соорудить вокруг Тир-нан-Ог какой-нибудь защитный контур? Странная картина: рубить дикарей мечом в капусту — гуманно, выводить опасных хищников — гуманно, а, скажем, протянуть колючую проволоку под током доктрина ахимсы не позволяет?

И наконец, если автор пыталась написать «грустную сказку о боге, что всеми силами старался полюбить человечество», то у нее не вышло. Не видно этих самых стараний. У меня, по крайней мере, сложилось стойкое ощущение: Туолле ненавидят потому, что он сам испытывает к окружающим омерзение и все это чувствуют. Взять хотя бы его отношения с хорошими, в общем-то, но грубоватыми людьми, вроде командира наемников Власера или оружейника. Оружейник старательно, с душой подбирает эльфу меч — и не получает в ответ хотя бы простой благодарности.

И все же... все недостатки искупает образ призрачной кавалькады, ищущей своего короля. «Где ты, Туолле? Где ты, цветок и заноза моего изболевшегося сердца? Сколько еще бессчетных и безнадежных веков мне рыдать безутешно, сколько еще кружить в неуемной тоске по столбовым и проселочным дорогам, доколе бесполезной надежде слепить мои очи?»

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Генри Райдер Хаггард «Сердце мира»

Линдабрида, 14 апреля 2012 г. 07:53

Увы, хоть Хаггард и мастер сочинять романтические сказки, но эта сказка у него не получилась. Единственное достоинство романа, на мой взгляд, отмечено в отзыве Oreon — необычность повествования от лица индейца. А все остальное ведь уже было! История дона Игнасио и его вероломной возлюбленной — или точь-в-точь такая же — описана в «Клеопатре», о поисках сокровищ затерянного племени повествуют «Копи царя Соломона», не говоря о множестве других «африканских» романов Хаггарда. Даже тема испанской жестокости будет позже раскрыта в «Прекрасной Маргарет» с гораздо большей убедительностью.

И притом сравнение с более известными произведениями Хаггарда оказывается не в пользу «Сердца мира». В «Клеопатре» есть яркий психологический портрет главного героя — Гармахиса, с его горделивыми мечтами о независимости своей страны, его любовью и раскаянием — в «Сердце мира» тот же сюжет изложен в одной главе, и не видно ни страсти дона Игнасио к погубившей его красавице, ни хотя бы сожаления о погибших из-за этой страсти повстанцах.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
После такого вступления уже неудивительно, что в финале от своей мечты об индейском государстве от моря до моря он отказывается с легкостью необыкновенной.
«Копи» украшает спасительная ирония Аллана Квотермейна, а здесь все убийственно серьезны, точно маски античной трагедии. :sad: В «Маргарет» виртуозно проработан исторический фон — «Сердце мира» с реальной Мексикой никак не связано. Действие происходит в очень напряженный период мексиканской истории — примерно 1860-е годы, время гражданских войн и интервенции, но в романе вы ничего подобного не найдете. Что вы хотите — герои бродят по джунглям и новостями не интересуются. Про себя я немного повеселилась, воображая, как Игнасио все же добирается до Мехико, чтобы «изгнать испанцев и устроить индейскую республику». И какая-нибудь добрая душа сообщает наконец потомку Куаутемока, что республика в его стране уж лет сорок как установлена, а президентом является Бенито Хуарес — чистокровный индеец-сапотек! :lol: Или, как вариант (точный год ведь не указан), — что у власти сейчас император Максимилиан, который, правда, белый, но — вот незадача! — не испанец, и если уж кого из Мексики изгонять, так лучше войска Наполеона III. Жаль, право, что о таком Хаггард не написал, это бы хоть как-то оживило повествование.

Банальному сюжету (неведомый народ + поход за золотом + роман с туземной красавицей) вполне соответствуют бесцветные персонажи. Не верится ни в разгоревшуюся на пустом месте безграничную преданность Игнасио его английскому другу Стрикленду, ни в столь же внезапную любовь Майи, ни в уж-жасных испанцев Морено. На этом фоне безбашенность Стрикленда даже как-то освежает.

Упрекать англичанина XIX в. в расизме было бы нелепо, но все же идея превосходства белой расы в романе выражена уж очень неуклюже. Чего стоит хотя бы то, что Игнасио (наследник ацтекских императоров!), считая себя «другом и братом» Стрикленда, все-таки даже в мыслях именует «брата» сеньором. И Стрикленд принимает это как должное. Майя, принцесса в своей стране, говорит возлюбленному: «Не забудьте, что я только простая индейская девушка, а ведь вы господин среди белых. Хорошо ли вам любить меня?» — и он этак снисходительно ее разуверяет... и при этом сам-то он — всего лишь мелкий чиновник, да и то уволенный. :lol:

В целом, роман произвел впечатление скучного самоповтора.

Оценка: 5
–  [  4  ]  +

Андрей Мартьянов «Звезда Запада»

Линдабрида, 31 марта 2012 г. 09:30

Для начала соглашусь с положительными отзывами: да, написано неплохо, с мягким юмором и сочными описаниями сурового северного быта. И, конечно, идею поместить в эту среду неудачливого миссионера отца Целестина нельзя не признать великолепной. А уж когда бедняга нос к носу сталкивается с языческими богами, получается такой фейерверк, что просто ах! Меня также привлекла довольно смелая гибридизация толкиновской Арды со скандинавскими мифами. Таких выразительных и необычных эльфов в нашем фэнтези я, пожалуй, не встречала.

И в то же время один мелкий минус авторской терминологии и два довольно больших недостатка сюжета все время портили впечатление.

Мелкий минус в том, что постоянно держать в уме тонкое различие между Мидденгардом и Мидгардом было сложновато, названия-то почти совпадают, а локации разные.

А недостатки сюжета... Первый, на мой взгляд, в переизбытке волшебных помощников, только что пылинки с героев не сдувающих.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Напали датчане? На помощь уже мчится Вала Ороме (у Мартьянова — Эйреми), готовый моментально изничтожить супостатов. Нужно плыть на запад? Не вопрос, ветер будет попутным, погода теплой, а о штормах можно и вовсе забыть. И так, увы, до конца.

Второй — в стандартности базового квеста. Пророчество, Избранный, поход за древним артефактом, спасение мира — об этом мы все где-то уже читали, не так ли?

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Майкл Ридпат «Где распростерся мрак…»

Линдабрида, 10 марта 2012 г. 09:58

Зрелище исландского пейзажа на фоне Багрового Ока не могло не пронять мою толкинистскую душу, так что решение дочитать до конца было принято при одном взгляде на обложку. А под обложкой обнаружился типовой продукт конвейерной сборки.

Похоже, не знаю уж с чьей легкой руки, иметь дело с древними манускриптами стало опасно. То с ними связана какая-нибудь страшная тайна могущественной организации, то и вовсе темный артефакт. В общем, чтобы не попасть в детективную историю, от древней и средневековой литературы лучше держаться подальше. Хуже этого только раскопки — в книгах археологи просто не могут не вырыть какое-нибудь проклятие фараонов.

Вот и попытки хозяйки художественного салона и профессора-филолога подзаработать на продаже исландской саги ничем хорошим не закончились.

Прейскурант предлагает:

Кольцо Всевластия (1 шт.)

вулкан Гекла в роли Ородруина (1 шт.)

неизвестная исландская сага (1 шт., второго сорта, автор не силен в стилизации)

исландская экзотика (в ассортименте)

убийства (в количестве)

и бравый полицейский, который все это расследует (следствие ведет с подсказки левого ботинка, отлично водит машину, но по неправильной стороне, и склонен напиваться в зюзю).

Картонные персонажи и стандартные сюжетные ходы продаются в нагрузку.

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Алексей Пехов, Елена Бычкова «Ловцы удачи»

Линдабрида, 8 марта 2012 г. 15:10

Как всегда у Пехова, главное обаяние романа кроется в необычном, неожиданном мире-на-границе-Изнанки. Здесь и романтика асов-авиаторов, и Тортуга, прозрачно замаскированная под Черепаший остров, и рев демонов, движущих стреколеты, и алчные лепреконы, сменившие традиционные горшки с золотом на более надежные банковские сейфы... И, конечно, интересно увидеть в роли главного героя эльфа, учитывая, что в предыдущих книгах Пехова Высокородные описывались совсем нелестно.

История, рассказанная в этом антураже, напомнила мне классические приключенческие романы вроде произведений Майн Рида и Хаггарда, со всеми их непременными условностями: четким делением людей и нелюдей на плохих и хороших парней, а еще неизменным везением главного героя и некоторой туповатостью его противников. В этих рамках произведение показалось мне удавшимся: сюжет не то чтобы держит и не отпускает, но следить за тем, как Лас выпутывается из очередных неприятностей, интересно.

Из более серьезных тем в «Ловцах удачи» проскальзывает тематика межрасовых отношений и устойчивых стереотипов в отношении «чужих». На Черепашьем и соседних с ним островах приходится уживаться оркам и эльфам, гномам и лепреконам, да еще десяткам других рас, и частенько у них в исторической памяти тысячелетия войн друг с другом. И вот здесь... Наверное, не стоило ждать от приключенческого романа особых психологических глубин, но раз уж тема затронута, скажу. Меня смутило, с какой легкостью вписывается в новое для себя окружение эльфийский аристократ Лас. Откуда у него взялась широта взглядов, позволяющая спокойно делить кабину стреколета с орком или с тем же стоицизмом принять совершенно новый образ жизни среди контрабандистов? Похоже, я придираюсь, но получить ответ хотелось бы.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Питер Акройд «Чосер»

Линдабрида, 11 февраля 2012 г. 09:37

Вроде бы Акройд взял те же ингредиенты, что и для биографии Шекспира; и поэт, и поэзия, и Англия налицо. Но впечатление совсем не то. Не знаю, в чем тут дело. Может быть, Чосер оказался слишком скрытной натурой и не оставил достаточного материала для будущих Плутархов. Может быть, беда в откровенной литературности чосеровских произведений; Акройду явно интереснее искать в стихах отголоски живой жизни, а не аллюзии на греков и римлян. Как бы то ни было, а результат напомнил мне старую песенку: «Как посмотришь, сердце тает, но чего-то не хватает».

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Питер Акройд «Шекспир. Биография»

Линдабрида, 4 февраля 2012 г. 17:16

Когда речь идет о биографии литератора, легко встретить крайности. Либо жизнь писателя тонет в подробном анализе его нетленок. Либо шедевры остаются в стороне, а на первый план выдвигается личная жизнь автора, и чем больше там клубнички, тем лучше! А вот Акройд сумел идеально сбалансировать рассказ о Шекспире. В его книге можно найти и елизаветинскую эпоху, и шекспировские пьесы, и самого Шекспира. И нет ни излишнего пиетета перед Бардом, ни стремления его принизить.

Две вещи поразили больше всего.

Как основательно Акройд доказывает, что шекспировские пьесы не могла написать ни королева Елизавета (а ведь и такая версия выдвигалась!), ни кто-либо из ее вельмож, да и вообще никто, кроме единственного актера из Стратфорда.

Как глубоко этот англичанин знает русскую культуру. Ему нетрудно процитировать Толстого или Пастернака или непринужденно сравнить исторические хроники своего героя с фильмами Эйзенштейна.

:appl:

Оценка: 9
–  [  16  ]  +

Александр Дюма, Огюст Маке «Жозеф Бальзамо»

Линдабрида, 29 января 2012 г. 10:59

Один из лучших романов Дюма. Здесь есть все, что нужно для романа плаща и шпаги — и динамизм действия, и роковые страсти, и антураж галантного XVIII века. И к этому еще достоинство, которым Дюма редко балует читателей — сложные, неоднозначные характеры.

Для любителей закрученных интриг изображен двор Людовика XV Возлюбленного, и можно с интересом наблюдать за стараниями герцога де Ришелье заполучить себе портфель министра или за усилиями, которых требует от графини Дюбарри представление ко двору.

Поклонницы романтических историй найдут страстную, граничающую с ненавистью любовь садовника Жильбера к надменной аристократке. Впрочем, любовь-ненависть Лоренцы к Бальзамо не уступает чувствам Жильбера ни по накалу, ни по трагизму.

Наконец, за главным героем тянется целый «шлейф» из элементов разных жанров. Тут и научная фантастика (даже при том, что она еще не сложилась как жанр во времена Дюма): в самом деле, большая часть того, что делает Бальзамо — в рамках науки XIX в. Здесь присутствуют даже кое-какие любимые клише голливудской НФ (если бы в то время был Голливуд) — научные достижения, которые невежественная толпа принимает за магию, или сумасшедший ученый, готовый ради своих опытов погубить кого и что угодно.

Для поклонников криптоистории — масоны, занятые подготовкой Великой французской революции (а в перспективе у Великого Копта и вовсе что-то в духе «мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем»). Недаром их девиз: «Попри лилию ногами«!

Присутствует даже вампирская тематика, хотя лишь на периферии повествования: для эликсира бессмертия Альтотасу нужно не что-нибудь, а кровь...

Но самое-то удивительное: вся эта мешанина разнородных жанров, характеров, сюжетных линий складывается в единое гармоничное целое.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Мелвилл Дэвисон Пост «Corpus Delicti»

Линдабрида, 16 января 2012 г. 22:01

Из всей антологии старомодных детективов «Не только Холмс» этот рассказ как-то выбился. И дело не только в том, что автор, вопреки сложившейся традиции, сосредоточил внимание не на процедуре расследования, а на судебном процессе. Слишком уж силен эмоциональный заряд рассказа. Слишком откровенны ужас и недоумение автора перед несовершенством законодательства. Соответственно художественной задаче подобран и главный герой — Рэндольф Мейсон. О, он совсем не то, что его литературный тезка Перри, тоже любитель искать дыры в законах. Они противоположны даже внешне: Перри Мейсон импозантен, Рэндольф уродлив. Традиционный маркер, как в эпосе, где Одиссей непременно импозантен, а Терсит — горбат. Но главное: Рэндольф Мейсон «лишен чувства добра и зла», и, в отличие от Перри, вовсе не заинтересован в том, чтобы дать своему клиенту шанс на справедливость. Его задача — создать для убийцы возможность совершить преступление и остаться при этом безнаказанным.

Все избыточно: цинизм адвоката, жестокость преступления, очевидность вины. И та правовая норма, которая позволяет виновному спастись, показана со всей прямолинейностью. Обвинитель восклицает: «Получается, что закон о тягчайшем преступлении — мертвая буква», — но он беспомощен.

И, чтобы уж совсем добить читателя, в финале

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
для убийцы звучит свадебный марш.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Дж. Р. Р. Толкин «О «Калевале» или Земле Героев»

Линдабрида, 14 января 2012 г. 09:56

Как известно, «Калевала» сыграла особую роль в истории Средиземья. Именно отсюда пошел один из самых драматических сюжетов Сильмариллиона — история Турина. Мелодика финских рун слышится в наречии Премудрых эльфов. И в эссе о «Калевале» Толкин пытается передать очарование странного и чуждого европейцам мира, воссозданного Элиасом Лённротом. Как говорит он сам, «вряд ли это доклад — это скорее довольно бессвязный разговор с самим собой, сопровождаемый ленивым похлопыванием по обложке любимого тома». Но разговор поэтичный, выразительный и полный неподдельной любви к предмету.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Михаил Погодин «Васильев вечер»

Линдабрида, 4 января 2012 г. 00:30

Бывают сказки о злых феях или о трехголовых драконах, а бывают — о разбойниках. Этот-то пласт фольклора и разрабатывает Погодин. Сюжет известен из сказок разных народов, его легко найти, скажем, у братьев Гримм. Но рассказ вовсе не «космополитичен»: нужную атмосферу создают святочные гадания, и народные песни, и, конечно, сцена действия — муромские леса, «куда человек не ступал никогда ногою и даже ворон, по старинной пословице, костей не занашивал».

А вот искать здесь мало-мальского правдоподобия было бы бесполезно. Автор и сам не относится серьезно ни к сюжету, ни к героине, а финал сопровождает ироническим: «Насилу дописал». :smile:

Вместо спойлера так и просится:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Прекратилось навек безобразие,

Ходит в лес человек безбоязненно,

И не страшно ничуть! (с)

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Владимир Даль «Авсень»

Линдабрида, 2 января 2012 г. 12:10

За рассказом чувствуется опыт Даля — этнографа и лингвиста. Недаром уже в самом начале приводится целых три синонима для обозначения кануна Нового года. :wink: Сюжет простенький и, похоже, позаимствован из какой-нибудь былички, прямо перенесенной из фольклора в литературу. Героиня занята традиционным святочным гаданьем, вот только явившийся к ней «суженый-ряженый» явно принадлежит к нечистой силе. Финал легко предсказать. Зато как виртуозно автор владеет словом! Великолепный язык делает «Авсень» одним из самых ярких рассказов в антологии «Святочные истории».

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Михаил Зощенко «Святочная история»

Линдабрида, 1 января 2012 г. 19:32

Зощенковское остроумие вводит читателя в новый, десакрализованный мир, где «ничего такого святочного не осталось». Великий сатирик непринужденно выворачивает наизнанку устоявшуюся модель святочной истории, обыгрывая знакомые штампы. Здесь и внезапная необъяснимая смерть, и мертвец садится в гробу. Но Зощенко просто взрывает атмосферу «рождественской чертовщины» уже одним только: «Эта истинная быль случилась перед Рождеством. В сентябре месяце». :lol: Готичная история об ожившем мертвеце оказывается фарсом. Что-то во всем этом есть обаятельно постмодернистское. Единственным недостатком рассказа мне показалась его краткость — действие несколько скомкано.

Оценка: 8
–  [  16  ]  +

Марина и Сергей Дяченко «Цифровой, или Brevis est»

Линдабрида, 24 декабря 2011 г. 10:52

Кажется, я сейчас напишу ересь. Судя по отзывам, большинство читателей считает, что «Vita nostra» лучше «Цифрового». Мне показалось наоборот. Сюжетная схема у обоих романов настолько одинакова, что и не отличишь

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(собственно, вся разница: превращают людей в слова или в компьютерные программы).
Но в «Цифровом» меньше отвратительных подробностей, из-за которых «Vita nostra» оставляет такое гадостное впечатление. Так что второй роман «Метаморфоз», к которому после первого я приступала с опаской, понравился.

Правда, сам по себе устрашающий образ всемирной паутины меня не особенно затронул — может быть, потому что я не геймер и не блоггер. А вот история противостояния одинокого подростка и могущественного инопланетного разума зацепила. Как и тема бесконечного одиночества современного «атомизированного» человека. Словно вопль отчаяния: ведь была же и другая жизнь, где были и вылазки на природу, и семейные вечера, и, главное, роскошь человеческого общения. Как же получилось, что экран монитора заслонил близких людей?!

Да, еще одно. В отзывах порой читаю, что в романах Дяченко главное — любовь. Романтическая, всепобеждающая. Да и сами авторы говорят о том же. И потому особенно любопытно, что ни Арсен в «Цифровом», ни Саша в «Vita nostra» любить не умеют. Вот манипулировать партнером: захотел, приманил, не захотел, оттолкнул — это сколько угодно. А любить не умеют и даже не хотят. Впрочем, в «Цифровом» любовь все-таки есть. Чистая, самоотверженная, доверчивая любовь Ани. Хм, и какую роль она играет в сюжете?

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
В «Ведьмином веке» искренняя любовь Клава и Ивги загоняет происходящий кошмар в кольцо, выхода из которого — вопреки видимому оптимизму финала — не видно. В этом романе любовь — просто приманка в руках манипулятора.
А ведь это страшно, правда?

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Наталия Ипатова «Красный Лис»

Линдабрида, 11 декабря 2011 г. 12:18

95-й год, когда элементы Толкиеновской Арды в чужом произведении казались экзотической диковиной, а не банальностью, когда постсоветское фэнтези еще не отпочковалось толком от НФ. И результат — королева Маб, мэллорны и антимагическая машина в одном флаконе. Но смесь вполне привлекательная, некоторые моменты улыбают.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
»- От двух десятков дам, следовавших в этом году на вечеринку на Лысой горе в ночь на первое мая, поступила жалоба. Ввиду отсутствия предупредительных знаков на шпиле башни замка Гилиан, пролетавшие на доступных им транспортных средствах вышеупомянутые дамы потеряли ориентировку в пространстве...» :smile:

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Наталия Ипатова «Леди Декабря»

Линдабрида, 11 декабря 2011 г. 12:13

«Я не спасал миров… и вообще, в сущности, ничего не делал. Никаких глобальных уроков для себя не вынес. Так, картинки посмотрел». Эта фраза из рассказа исчерпывающе резюмирует и его достоинства, и недостатки.

Картинки красивые, спору нет, но кроме череды картинок — ничего. Так, римейк 12 месяцев, по собственному признанию г-жи автора.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Еремей Парнов «Проснись в Фамагусте»

Линдабрида, 10 декабря 2011 г. 13:18

Мне показалось, что повесть грешит избыточностью. Разнообразной тибетской экзотики в ней хватит на толстый роман, а то и на трилогию, атмосферным деталям тесно в рамках повести. Кое-что кажется искусственно притянутым к сюжету. Скажем, вся эпопея с гонцом оборачивается грандиозным пшиком.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Все, что он доставляет в итоге, — в сущности, отписка, и немудрено, что реакция ламы на послание даже не показана: она не интересует ни автора, ни читателя
Просто Е. Парнову не захотелось отказаться от эффектной сцены с гонцом, которого не может остановить даже смерть. Точно так же искусственной выглядит связь тибетской экзотики с греческим городом Фамагуста, который так и не сыграл в сюжете. Зато Шамбала и впрямь хороша. И это очень буддийская Шамбала, где сбывшиеся желания вовсе не приносят счастья.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Макс Далин «Убить некроманта»

Линдабрида, 4 декабря 2011 г. 16:57

Что-то у меня с чувством юмора плохо: никакого стеба не заметила. Уж слишком трепетно, чтобы не сказать трагически, воспринимает Дольф свою разнесчастную персону. И пожалела бы, да вокруг него утешителей обоего пола и так слишком много — не протолкаться. :lol:

Позабавило, впрочем, что истинного некроманта отличает не только стойкая вонь мертвечины (мыло и вода в его мире, похоже, — редкость), но и обязательная бисексуальность. :insane:

И, конечно, бросается в глаза (особенно в эпилоге) типичная паническая убежденность 90-х — пусть правитель будет хоть некромантом, хоть нежитью, лишь бы о державе радел! Эта мысль проводится с такой прямолинейностью и такой эмоциональностью, что... что неожиданно книга выделяется из бесконечного потока постсоветского фэнтези: этакая гремучая смесь традиционного любовного романа, и еще слэша, и еще, похоже, обрывков Макиавелли, и... ах, да, романтизации традиционных отрицательных персонажей (или демонизации положительных?). Последний компонент варева, правда, встречается так часто, что уже несколько приелся.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Сири Джеймс «Дракула, любовь моя»

Линдабрида, 27 ноября 2011 г. 11:30

Мир «Дракулы» Брэма Стокера отличается эпической простотой. Наверное, таким и должен быть миф, вечная история о схватке героев и чудовищ. И еще это очень викторианский мир, где джентльмены благородны и бесстрашны, а леди чисты, как ангелы.

Сири Джеймс задается вопросом: что скрывается за этим монументальным, безупречно респектабельным фасадом? Может ли быть так, что у Дракулы была своя версия событий? А Мина Харкер, возможно, рассказала бы совсем другую историю, если бы только пожелала быть откровенной?

Идея книги показалась мне очень интересной, финал, по меньшей мере, претендует на оригинальность. Только слишком уж много сиропа, на мой вкус. Главного героя так усердно обеляли, что он вышел абсолютно бесцветным. Отличить его от толпы таких же синеглазых красавцев из дамских романов довольно сложно.

Оценка: 7
–  [  15  ]  +

Кира Измайлова «Случай из практики»

Линдабрида, 24 ноября 2011 г. 16:19

Что-то «Случай из практики» меня вдохновил на перечисление плюсов и минусов, а-ля Робинзон Крузо.

Плюс №1. Книга, несмотря на приличную толщину, дочиталась до конца, и даже без особенного напряжения с моей стороны.

Плюс №2. Оригинальная базовая идея. Ну, действительно, лихо швырять файерболлы в фэнтезийных книгах умеет каждая первая героиня, а вот магические аналоги судмедэкспертов пока не попадались.

Плюс №3. Хорошо прописанный, зримый, вещный мир. География с этнографией, равно как и история мира, образуют логичное целое. Пираты-северяне, арастенские гвардейцы и вейренские жеребцы :lol: в голове не путаются, каждому народу придан вполне узнаваемый облик и национальный характер. А уж драконы тут какие!

Плюс №4. Построение сюжета. Отдельные новеллы изящно сплетены в одно целое, большинство ружей выстрелило.

Плюс №5. Гладкий язык.

Не совсем плюс. Черствость и цинизм героини хорошо замотивированы. Когда такой же эмоциональной калекой предстает юная дева в самом романтическом возрасте (в «Городской магии» того же автора), это... почти страшно. Судебный маг Флоссия Нарен далеко не юна, профессия и жизненный опыт к романтике не располагают. Эта дама неприятна, в жизни от такой стоило бы держаться как можно дальше, но в то же время принимаешь как должное, что другой она быть не может.

Минус №1. Слишком многие пассажи кажутся написанными ради объема, слишком часто действие с визгом тормозит ради очередной длиннейшей лекции. В финале, когда напряжение нарастает

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(ну, где же убийца-дворецкий, пора ловить!) :lol:
тягучая беседа героини с драконом просто выводит из себя: то же самое можно было изложить в паре предложений. А уж когда ГлавГад начинает в подробностях перечислять свои злодеяния... Отдает дурным штампом.

Минус №2. В сюжете таки встречаются странные прорехи. Например, нам подробно объяснили, зачем ГлавГаду было подталкивать короля Никкея напасть на никчемный клочок земли. Прекрасно!

Мотивы магов прописаны четко, а вот мотивы самого агрессивного короля, его полководцев и дипломатов просто отсутствуют. Не могло же быть так, что Никкею даже не объяснили, зачем он двинул свою армию именно туда! :insane: Хотелось бы также прочесть хоть пару слов о том, как военный конфликт развивался дальше. Получается нелепость: как только с театра боевых действий исчезла неподражаемая госпожа Нарен, война тихо закончилась сама собой... А может, и продолжилась, только об этом почему-то не знает ни сама Флоссия, ни гвардейский лейтенант Лауринь.

Оценка: 8
⇑ Наверх